длиннопост

длиннопост

Подписчиков: 262     Сообщений: 17779     Рейтинг постов: 211,657.1

песочница политоты пенсионный возраст длиннопост длинная картинка ...политика 

Хроника вранья

Источник: https://www.bbc.com/russian/amp/features-44486745

политика,песочница политоты,пенсионный возраст,длиннопост,длинная картинка


Развернуть

песочница политоты харасмент домогательства Слуцкий интервью длиннопост длинная картинка ...политика 

Источник: https://snob.ru/entry/162002

политика,песочница политоты,харасмент,домогательства,Слуцкий,интервью,длиннопост,длинная картинка


Развернуть

песочница политоты длиннопост длинная картинка Путин интервью комментарии ...политика 

Развернуть

туркменистан Культ личности кризис длиннопост страны ...политика 

А вы знали, что Туркменистан похоже пошёл по пути Венесуэлы? Что вы вообще знаете о Туркменистане? Прошлый Туркменбаши ставил себе золотые памятники, переназывал названия месяцев в честь себя и своей матери, запрещал библиотеки, театр и оперу, его сыновья проигрывали десятки миллионов долларов в казино Турции. Но эта страна всегда была богатой из-за газа и хлопка. Однако местные царьки умудрились всё просрать и тут. Ниже я попытаюсь кратенько описать, что там происходит.

В общем в стране продовольственный кризис и практически нет наличных денег. Люди начали распродавать бытовую технику, остатки скота и украшения, а в очередях на международные переводы денег гибнут люди. С чего это? А просто практически единственный источник дохода - газ. Туркменистан уже больше года не может продать по нормальным ценам. Раньше его покупал Иран, но потом в Ашхабаде решили, что иранцы должны два миллиарда долларов сверху. Тегеран перестал покупать газ вообще. Остался только Китай — но он, видя ситуацию, покупает газ по дешевке. Кроме того, в конце 2016 года контракт с Туркменистаном разорвал «Газпром». В стране дефицит яиц (в Иране, кстати, с этого как-то вспыхнули протесты), а в аэропортах у туристов конфискуют все лекарства.

Что делают власти? Ооо, они похоже устроили чемпионат по слабоумию и вместо выхода из кризиса занимаются чёрт пойми чем. Во-первых, с какого-то фига запретили красить автомобили во все цвета кроме белого. До марта все должны были перекрасить свои авто из-за чего цены на покраску выросли до 5 тысяч баксов! Вместе с этим почему-то запретили женщинам садиться за руль.

Местные жители из-за недостатка денег начали распродавать украшения, бытовую технику и скот. Все СМИ страны сообщают о продовольственом изобилии, но на деле в некоторых регионах страны уже отпускают муку только по 5 кг. в руки и по 4 буханки хлеба. Конечно же началось падение местной валюты - манатов. Купить с рук доллар сейчас можно за 23.5 маната, официальный же курс 3,5. Естественно из-за такой ситуации все цены на продукты и лекарства выросли в несколько раз. В республике началось изымание «излишков» муки у крестьян, чтобы хоть как-то покрыть ее дефицит. Этим деянием, напоминающим времена военного коммунизма, занимаются «компетентные лица», определяя кому сколько муки необходимо — как бы не переели или не продали на сторону.

Сообщается, что власти также заставляют студентов «добровольно» отказываться от права на получение стипендий. Их вообще планируется полностью отменить. Но самое смешное, это то, что из-за кризиса резко подорожала туалетная бумага и большинство население перешли на газеты (которые заставляют выписывать принудительно). А из-за культа личности, не находится такого места, где не был бы изображён президент. Ну и совсем недавно полиция и специальные инспекторы начали облавы на туалеты в поисках газет с изображением президента. Помимо домов должны обходить свалки, чтобы искать испачканные куски газет. Если после первого раза человека поймают с газетой снова — ему грозит увольнение с работы.
mm in»» Ilya Varlamov | variamov.ru,туркменистан,Культ личности,кризис,политика,длиннопост,страны
Развернуть

судилище новости длиннопост ...политика 

Абсурд без срока давности. Журналист Виктор Корб обвиняется в «оправдании терроризма» за публикацию судебной стенограммы.

Известному омскому журналисту Виктору Корбу предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 205.2 («публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма»).

Уголовное дело возбуждено 16 мая первым отделом по расследованию особо важных дел СУ СК России по Омской области по заявлению областного управления ФСБ. А 18-го в течение 10 часов в квартире Виктора Корба проходил обыск. Как рассказал «МБХ медиа» сам Корб, обыск проводили десять правоохранителей (четверо из них были в масках) в присутствии двоих понятых. Обыскивали, по его словам, довольно бесцеремонно, не стесняясь копаться в личных вещах, на что им, впрочем, давала формальное право санкция Куйбышевского райсуда:

«Все перерыли, забрали весь мой архив, который я веду уже 30 лет с первого демократического митинга в Омске (он состоялся 29 мая 1988 года — „МБХ медиа“). Изъяли все компьютеры — мой, мамин, на котором, кроме игр, ничего нет, жены, дочери-студентки, телефоны, планшеты, сгребали все подряд. Флешки, симки, ежедневник, банковские карточки — раздумывали, что бы еще прихватить. Нашли старую пачку визиток от разных людей: там номера, вероятно, за 10 лет уже сменились сто раз».

А вот как описала пережитое его супруга, известная омская журналистка Татьяна Ильина:

«18 мая, примерно, в 7 утра, мы проснулись от грохота в подъезде. Я открыла дверь и обнаружила на площадке толпу народа, четверо или пятеро в масках, бронежилетах и с оружием. Двое из них — с фомкой и каким-то агрегатом — начинали вскрывать соседнюю дверь, через которую к нам в квартиру не попасть».

«На мой вопрос, что происходит и кто они такие, они радостно загомонили: „А мы к вам, пропустите, в квартире все скажем“. Меня схватили за руки, наступая ботинками на босые ноги, и впихнули в квартиру. Результат „корректных“ и „нежных“ действий виден на моих руках».

«Предъявили бумагу об обыске и начали „шмон“. Интересовало все, что может служить носителем информации — от компьютеров до почеркушек на листочках. Добычей стали блокноты моей свекрови, где она записывает давление и уровень сахара, а также ключи, пароли и результаты онлайн-рыбалки — игры, в которую она много лет играет по сети. Подозреваю, что именно эти записи они назвали „схемой финансирования“ — там у игроков своя валюта, счет идет на миллионы рублей».
«Обыск шел 10 часов. Все это время мы не имели возможности поесть, а пить могли только потому, что в прихожей, где пять мужиков охраняли нас с Сашей, стояла бутылка минералки — на ней и продержались».

«Изъяли всю технику, фактически, причем, даже компьютер свекрови и ноутбуки (старый и новый) дочери, а также все карты памяти, даже из явно неработающих приборов. Нашли мешок минидисков для диктофона периода моей работы на радио „Свобода“ — тоже упаковали. На одном заметили надпись „Греф“, и хоть там интервью не Германа Оскаровича, я бы советовала ему поднапрячься — именно после этого они решили забрать минидиски. Из каких-то стопок бумаг, с полок периодически выпадали какие-то забытые симки, которым они радовались, как поцелую Бастрыкина. Жальче всего подаренный мне мужем планшет, в который я так и не успела вставить симку и тоже использовала как читалку».

Все это стражи порядка и госбезопасности будут, по всей вероятности, изучать: первый допрос назначен на 21 мая.

Повод для заведения дела довольно странный: стенограмма выступления в суде Бориса Стомахина, опубликованная три с лишним года назад — 21 апреля 2015 на сайте «Патриофил». Никаких доказательств того, что этот текст разместил там именно он, у следствия нет. Это — свободная площадка, как говорит Виктор, где пользователи, а их больше двухсот, вольны выставлять что угодно — разумеется, соотнося публикации с действующим законодательством.

Последнее слово, произнесенное известным публицистом Стомахиным перед вынесением ему приговора, не может в принципе, по мнению Корба, попасть под запрет, поскольку это — юридический документ. Хотя у нас в стране всякое бывает, но на момент публикации он в списке экстремистских материалов точно не значился, и до сих пор находится в открытом доступе, в частности, на сайте YouTube.

Даже если не вдаваться в подробности того, что было сказано осужденным в открытом процессе (на нем могли присутствовать представители любых СМИ), возбуждение уголовного дела по этому поводу представляется омскому блогеру абсолютно абсурдным со всех сторон, но он догадывается, что побудило компетентные органы «возбудиться».

«Я занимался делом Стомахина не только как правозащитник и журналист, но и как социолог, - говорит Виктор Корб. — „Патриофил“ — аналитический сайт, изучающий взаимоотношении граждан и государства, и там это было четко прописано. Сама по себе стенограмма последнего слова Стомахина не может содержать пропаганду и оправдание терроризма: она взята в кавычки — понятно, что это — не мои высказывания, а цитата. По закону все, что сказано на суде, может быть опубликовано. И видео этого выступления в интернете есть до сих пор — его не блокируют ни ФСБ, ни прокуратура, ни Роскомнадзор. Получается, что это — провокация со стороны государства: оно ничего как бы не запрещает, но все отслеживает и вылавливает тех, кто клюет на его „живца“. Я расцениваю это дело как преследование за профессиональную деятельность — журналистскую, научную, правозащитную. Защищать человека словом уже нельзя. Тот, кого государство считает своим врагом, лишается права на защиту и даже на цитирование его собственных слов. Это — новый шаг к 37-му году».

Виктор Корб — координатор Международного Комитета по защите Бориса Стомахина, в состав которого входят ученые, правозащитники, общественные деятели, журналисты из разных стран и регионов России — в частности, Александр Подрабинек, Даниил Коцюбинский, Владимир Буковский, Наталья Горбаневская и другие.

Борис Стомахин был осужден за свои публикации, будучи инвалидом, трижды: в 2006 году на 5 лет, в 2012 — на 6,5, в 2015 — на 3 года, и полгода назад переведен на самый жесткий режим содержания — в «крытую» тюрьму. При этом 9 мая 2018 ЕСПЧ вынес Постановление по первому уголовному делу публициста, признав наказание неадекватным и постановив выплатить ему компенсацию морального вреда в размере 12,5 тысяч евро. Виктор Корб предполагает, что российские власти решили наказать «главного защитника» Стомахина «в пику Страсбургу».

В марте 2018 года Центр «Мемориал» и правозащитница Людмила Алексеева объявили о создании Комитета по выдвижению Бориса Стомахина на Нобелевскую премию. В него вошли также лауреат этой премии писательница Светлана Алексиевич, музыкант Андрей Макаревич, актер Алексей Серебряков.

Правозащитный Центр «Мемориал» признал Алексея Кунгурова политическим заключенным. Будем надеяться, что это высокое звание не придется присваивать Виктору Корбу.

Источник: https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/region/absurd-bez-sroka-davnosti/
политика,судилище,новости,длиннопост
Развернуть

9 мая Одесса вата длиннопост ...политика 

Здесь прекрасно всё ^_^

м efe г и! ц, > 1 43 ï о л 1<т 'S 4 Л L L i,9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

^ шт^7Щ Л 11 1 V 4 ä* '/////< шШШШ1к\\ Wv ^ Ш к 1' вГ i®?. ! Hl I ш Ж,9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

 V'í ^ <,9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост

9 мая,Одесса,вата,политика,длиннопост


Развернуть

казаки интервью новости Митинг длиннопост ...политика 

«Никому не понравится, если придут какие-то гопники и начнут людей бить» - “Ъ” побеседовал с одним из казаков, пришедших на акцию сторонников Навального в Москве

Драка на несанкционированном митинге 5 мая в Москве стала одной из самых обсуждаемых тем недели. Пока СМИ и Совет по правам человека пытаются выяснить, кто подрался со сторонниками Алексея Навального, в соцсетях начали публиковать данные о казаках, которых смогли идентифицировать по фотографиям и видео с митинга. В частности, Telegram-канал BewareOfThem опознал казака Василия Ящикова в мужчине, вырвавшем у митингующего плакат. Корреспондент “Ъ” Александр Черных побеседовал с этим казаком, который подтвердил, что действительно был на митинге. Господин Ящиков уверяет, что казаки пришли «просто побеседовать с оппозиционерами» и не собирались участвовать в разгоне митинга. Он пожаловался, что собравшиеся вели себя агрессивно, проявили неуважение к казакам, и тем пришлось «защищать себя и дать сдачи». Опрошенные “Ъ” участники митинга не согласны с такой версией.

— В соцсетях утверждают, что опознали вас как одного из казаков, присутствовавших на митинге. Это так, вас ни с кем не перепутали?

— Да, я был на митинге.

— Расскажите, как вы и ваши товарищи там оказались.

— Я могу сразу сказать, что это было у нас мероприятие запланированное. Но вообще там было несколько групп казаков, которые пришли не вместе. Я вот отношусь к организации «Первая сотня», у нас около сотни человек там. Просто дружеское такое объединение казаков в Москве — кто-то сам с Астрахани, с Дона, с Терека. Ну вот, мы собираемся, время проводим вместе.

Был «Крымский полк» — тоже просто общественная казачья организация. Кружок, если хотите. Просто люди, которые занимаются своими делами, а в свободное время встречаются и рубят шашкой бутылки пустые. «Крымский полк» на самом деле не из Крыма, они из Москвы и Подмосковья. А то в соцсетях пишут уже — вот, мол, власти привезли казаков из Крыма митинг разгонять. Ерунда это.

Вообще между «Первой сотней» и «Крымским полком» кошка пробежала, как говорится. И мы даже не знали, что они тут будут. Пришли и только тогда их увидели.

— Хорошо, а люди с нашивками «Первого казачьего войска»?

— Это совсем другое дело, это реестровые казаки, уже государственное объединение. Между реестровыми и нереестровыми тоже не все гладко, конечно. Но их и было там несколько человек всего, они тоже отдельно пришли. Еще, знаю, были пара человек с Кубани, ребята из Кубанского казачьего войска.

— Если вы не общаетесь, то как так вышло, что все пришли на один митинг? Еще и оппозиционный.

— Из Интернета узнали, там писали в наших группах, что вот планируется такой митинг. Поступили предложения сходить, посмотреть, пообщаться. Мол, казаки, давайте свое мнение скажем, что мы против беспорядков. Кто-то пошел, кто-то нет. У нас из сотни человек всего пятнадцать и пришло.

Я пошел, потому что я казачий блогер, на камеру снимаю жизнь казаков. Вот решил и эту историю заснять, чтобы сделать пост в блог.

Мы вообще думали, что там будет сцена, возможность высказаться. Сказать людям, митингующим за Алексея Навального: «У вас есть ваше мнение, и у нас есть другое мнение». Без какой-то агрессии.

— Если вы не собирались разгонять митинг, то как же началась драка?

— Я считаю, что это устроили провокаторы.

— Какие провокаторы?

— Со стороны оппозиции. Я вам расскажу, как все было. Там вообще на площади интересно: разные организации, ветераны какие-то в форме, кто-то кричит: «За Путина!», кто-то — «Против Путина!» Есть что поснимать, о чем поговорить. Вот мы и общались. Ну, спорили, конечно…

— В соцсетях есть видео, как вы отнимаете плакат у молодого человека.

— Да, я увидел, что у него на плакате было написано «Открой глаза, ты раб царя!» Я подошел к парню и спросил: «Вот мой прадед служил царю, и другие мои предки. Они что, рабы были? Ты неправильно пишешь. Если ты против Путина пришел — пусть плакат против него будет. И вообще у нас последний царь канонизирован в стране, он святой». Тут в разговор вмешался другой молодой человек, агрессивно так, он в зубах ковырялся зубочисткой, начал мне в лицо тыкать. Ну, поговорили на повышенных тонах немного, потом остыли, попрощались. А уже потом я узнал, что это руководитель какой-то организации (речь идет про председателя “Открытой России” Андрея Пивоварова — “Ъ”). Я и с Навальным на этом митинге поговорил.

— Как это получилось?

— Он сам как-то передо мной в толпе появился, я даже не ожидал. Там обстановка уже совсем накалялась, я понимал, что надо уходить, что все неправильно. Вот про это я и говорил с Навальным — надо это прекращать, кто-то может пострадать. Но его сторонники рядом оскорбляли меня, кричали «Бей казака!» Матом кричали, видео есть в интернете (согласно законодательству, “Ъ” не может дать даже ссылку на видео, где присутствует нецензурная брань). Алексей грамотный дядя, он пытался их успокоить, не дал, чтобы на меня напали. При нем меня никто не тронул, но когда его увели, то мне все-таки настучали. Ну, побили и побили, Бог с ними.

— Так как все-таки началась драка?

— Мы все нормально общались с оппозицией, на мой взгляд. А потом в какой-то момент появились молодые ребята, которые целенаправленно стали задирать казаков. По двое, по трое. Сначала кричали: «Ряженые, ряженые!» Ну, на это никто не обращает внимания. Тогда вот лично ко мне подошел молодой человек в красной майке, начал приставать: «Ну что ты, дебил, ходишь в такой шапке. Жара ведь, у тебя мозг плавится». Я говорю: слушай, ты ненормальный что ли, отцепись. Других казаков начали оскорблять — затронули тему православия: «Идите попов тут охраняйте», «православные холуи». Ребята, говорю, не надо трогать святое, вы чего?

И в какой-то момент эта агрессия переросла… Короче, когда нам стали говорить за родителей, кто-то что-то чью-то маму, вот это все… Когда начали шапки с казаков сбивать, когда песок кинули в глаза казаку — ну тут и началась драка. По большому счету, специально разозлили казаков, поэтому казаки защитили себя и дали сдачи. Естественно, мы решили — все, уходим отсюда. Вот такая провокация, специально так сделали.

— Но в чем провокация, я не понимаю.

— Ну, вот я читаю сейчас оппозиционные СМИ, блоги. Везде пишут, что казакам выдало государство 16 миллионов рублей. (Издание The Bell обнаружило на фотографии одного из участников драки нашивку Центрального казачьего войска. Эта организация, сообщает издание со ссылкой на документы мэрии Москвы, в 2016–2018 годах получила в общей сложности 15,9 млн руб. за услуги по «обеспечению безопасности при проведении массовых мероприятий» — “Ъ”). Ну, информационная война, ясное дело. Но люди же не понимают, что деньги дают реестровым казакам, а их на площади было один-два.

Думаю, в этом и была цель — спровоцировать казаков на драку, а потом писать, что им государство заплатило. Что прислужники режима пришли драку устроить. Вот теперь за рубежом про это пишут, связали с Чемпионатом мира. Как будто это нужно было нашему государству.

— Но ведь есть видео, где казаки первые нападают на оппозиционеров. Где без разбору бьют нагайками людей.

— Это же все оппозиционные видео, это результат провокации. Известно, как монтировать умеют. Если бы меня там самого не было, и я посмотрел бы эти видео, тоже был бы очень злой. Это естественно. Никому не понравится, если придут какие-то гопники и начнут людей бить.

Но вот где тогда видео, как я стою мирно, а ко мне подбегает парень и с матом меня по папахе бьет? Не показывают такое видео.

Когда тебя оскорбляют, когда началась драка, когда все завелось — трудно остановиться. Тем не менее, мы прекратили это. Ушли, чтобы не довести до трагедии.

Теперь вот жалуются — казаки пришли, всех побили, полиция не защитила… Сначала ругают полицию, потом у нее защиты ищут. Вообще это даже унизительно для них самих — якобы маленькая кучка казаков побила всех двумя нагайками.

— Но нагайки же были.

— Я как казак вам говорю — пришли всего 30–35 человек, а с нагайкой были двое или вообще один. Я не знаю, откуда нагайки взялись. Если бы мы шли целенаправленно разгонять митинг, то все взяли бы нагайки, логично же? Но вы сами подумайте — 35 человек не пойдут разгонять митинг, куда тысячи людей пришли. Мы взрослые дядьки, у нас семьи свои есть и другие дела. Ни за какие деньги люди на такое не подпишутся. Тем более, что нам государство ничего не платит, платят реестровым.

— Люди могут подумать, что вы сейчас выгораживаете власти Москвы — нарочно пытаетесь убедить, что у них договор не с теми казаками, которые дрались.

— Ну, мэрию вашу нам тоже не с чего любить. У них на все программы приоритет идет реестровым казакам, других как будто не существует. Люди со стороны не знают, что у казаков между собой тоже не все гладко…

Но вообще, если честно, я не очень понимаю, зачем вам в Москве казачья охрана какая-то. На Кубани, на Дону абсолютно нормально, если казачьи земли охраняют казаки. Потому что казак домой врага не пустит. Но Москва-то не казачий край, здесь о казаках знают по книжкам и кино. Что нам туда лезть?

— Может быть, у людей могла возникнуть негативная реакция, потому что они вас восприняли в Москве как чужих? Здесь все-таки не принято так ходить в казачьей форме, с нагайками…

— Да, это возможно. Но все-таки не надо обзывать, провоцировать, шапки сбивать. Мы казаки, мы храним наши ценности, обычаи, культуру предков. Мы всегда стране служили. Кто Сибирь присоединил, кто Астрахань брал, кто Кубань отбил? Все наши предки-казаки сделали. И понятно, казаки не хотят, чтобы наше отечество разорвали.

— И вы думаете, что Навальный и оппозиция хотят «разорвать отечество»?

— Я не знаю, чего хочет Навальный, и чего хотят его сторонники. Я с ним первый раз в жизни разговаривал. Но как политика я его слабо представляю, он пока ничего политического не сделал, кроме митингов. Я не вижу у Алексея патриотического настроя. Но вообще я мало о нем знаю, конечно.

А его сторонники… Если честным быть, я бы хотел в оппозиции видеть взрослых людей, а не малышню. Сейчас май, им к ЕГЭ готовиться надо, а они митингуют: «Путин украл у нас будущее». Да они еще жить не начинали. Вот я ходил, смотрел, кто там митинговать вышел. У всех прекрасные телефоны, хорошая одежда, очки дорогие, все одеты-обуты, что им надо еще?

Они только при Путине жили, а я могу сравнить с 1990-ми. Я, славянин, жил в Кабардино-Балкарии — и честно скажу, это было тяжело, рознь тогда была властями создана. А сейчас я спокойно езжу в Чечню, разговариваю там на русском языке, крест ношу на груди. И все в порядке. Это ведь тоже достижение правительства современного.

Я помню, как родители искали работу, когда завод развалился. Сейчас куча возможностей. Учись, будь предпринимателем, зарабатывай деньги. Бандиты не придут, как в девяностые.

— Ну, предприниматели сейчас жалуются не на бандитов, а на необоснованные преследования со стороны правоохранительных органов.

— Я так скажу, наша позиция казаков главная — чтобы не было никаких революций. Сто лет назад была революция, и мы знаем, чем она закончилась для русских, для казаков, других народов. Ни одна революция к добру не привела.

Алексей Навальный грамотный, конечно, оппозиционер, не знаю уж, где его научили этому. Помните, он снимал фильм, как над дачами первых лиц квадрокоптер летает? Посмотрит молодой парень такой фильм и разозлится — ух, как они живут, гады. Но если задуматься, то им ведь не с неба это упало, они заработали все своей головой, они учились.

Хотя я сомневаюсь, что можно вот так просто квадрокоптер над настоящими правительственными дачами запускать, там же охрана как над Кремлем. Ну да ладно.

Вот смотрит молодежь — какие там дачи, какие машины. А ведь на Украине как раз молодежь все беспорядки начинала, понимаете? А если подумать — ну что, у нас первые лица должны на телегах ездить и в сараях жить? У нас всегда цари, императоры богато жили. Вы посмотрите в Санкт-Петербурге — дворец на дворце. Конечно, если сравнивать с Европой — вот в Дании все скромненько, у нас сельская школа больше, чем дворец датского короля. Но так и должно быть — мы большая, мощная, великая держава. И у нас такие правители, и ездить они должны на нормальных машинах, жить в нормальных домах. И каждый может таким стать. Возможности есть — интернет, торговля, учись, работай химиком, биологом, врачом, летчиком…

У меня есть земляк, повар. Он так поднялся, что даже кормил и Путина, и Медведева…

— Вы не про Евгения Пригожина сейчас?

— Нет, я знаю, что есть такой кремлевский повар, но это другой. Мой знакомый из станицы, мы выросли вместе. Он мыл посуду, колбасу резал, учился готовить — и его заметили, он сейчас работает в Сочи шеф-поваром в элитном ресторане. Он сам себя сделал.

Последние пару дней мне много пишут сторонники Навального. «Ты такой-сякой, людей бил…» Я разговариваю со всеми, одни даже приехали вживую меня бить — ничего, нормально пообщались в итоге. Говорю этим ребятам: студенты и школьники должны учиться, а не по митингам ходить. Я вот плохо учился, а то был бы президентом сейчас (смеется). Шучу я, шучу. В общем, там, в оппозиции есть абсолютно нормальные ребята, надо им просто занятие найти.

Председатель «Открытой России» Андрей Пивоваров:

— Мы действительно разговаривали с этим человеком. А в остальном он, конечно, врет — и это должно быть стыдно для человека, который называет себя казаком. Он не один подошел к тому парню с плакатом, с ним было еще четверо мордоворотов, под сто килограмм каждый. Вместе они грубо докопались до парня в очках, который мирно стоял, их не трогал. Плакат у него отобрали, начали хамить, вот тогда я и встрял. Потом я уже на видео одного из них узнал — он кого-то бил. А этот казачий блогер был тем, кто в конце руководил отходом группы казаков.

Так что я уверен — они были направлены заранее, чтобы устроить такую драку на митинге. Сначала они к людям приставали, а когда полиция появилась — начали бить. Есть же видео, там четко заснято, кто первый нападает, кто нагайкой бьет.

Алексей, участник митинга:

Я не видел, чтобы кто-то кого-то оскорблял. Ни с какой стороны. Я с казаками точно не разговаривал, просто стоял на парапете с плакатом, пока не пришли омоновцы. Дальше я спустился, мы с ребятами встали в сцепку. Через три-четыре минуты, когда пришел Навальный, нас с ребятами начали вытеснять и бить казаки. Нас окружили, мне прилетело кулаком в плечо и нагайкой по ногам.

Дарья, участница митинга:

Я не видела, чтобы казаков кто-то задирал. На меня и моих друзей они напали без предупреждения. Казаки действовали слаженно, как по команде. Они встали в сцепку и начали давить нас к ОМОНу. Видимо, чтобы облегчить им задачу. Меня пинали, моего друга загнали в круг из казаков и начали бить. Отпустили, только когда поняли, что их снимают. У меня остались следы от ударов, я получила справку в травмпункте и намерена подать заявление по факту нанесения телесных повреждений.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3623286
политика,казаки,интервью,новости,Митинг,длиннопост
Развернуть

Отличный коммент!

Сухая выжимка:
Это не мы, эти казаки - не казаки, мы - другие казаки.
Денег заплатили, но не нам, а этим другим казакам, их всего 2-3 было, да и вообще может и не было, а может и уволились ещё вчера.
Это оппозиционеры нас спровоцировали, что мы их нагайками били.
Но нагаек никаких не было, но может и были 1-2, но это не точно.
Да и вообще мы никого не били, это всё фотошоп, знаете как монтировать сейчас умеют.
Ну, я отнял плакат и побил одного, но это он бога поругал и царя, а это нельзя.
Но конечно не побил а строго ответил. А плакат сам порвался.
Оппозиционеры подходили к нам, били нас в папаху, ругались на нас матом, всячески провоцировали, но мы никого не трогали, только разговаривали уважительно.
Навальный - не политик. Ну, митинги устраивает, но не политик. Ну, видео там на ютубах, движение антикоррупционное, политическая партия и программа, единственный кто занимался предвыборной агитацией, но не политик. Я так вижу.
А чо вот молодёжь оппозиционерная - им рано ещё.
А ещё у меня кореш - Пригожин.
Ну, конечно гн пригожин, а пригожин.
Кто быковал потом в интернете - сгоняли на стрелу и отпиздили нагайками, ыгыгы.
Nabashorg Nabashorg 08.05.201811:29 ссылка
+38.51

Яровая пакет яровой новости длиннопост ...политика 

Последний шаг к «Яровой»

В последнее время российские законодатели принимают законы, которые плохо проработаны с точки зрения соблюдения прав человека. Самым громким из таких законодательных актов стал пакет «антитеррористических» законопроектов (ФЗ №374, ФЗ №375), принятый в июле 2016 года, который в народе прозвали “закон Яровой”. В ряд законов были внесены резонансные нормы, способные серьезно сказаться на жизни жителей России. В частности, были добавлены нормы о недоносительстве (несообщение о преступлении), о призывах к терроризму в соцсетях, о регулировании религиозно-миссионерской деятельности, о хранении операторами связи и организаторами распространения информации сообщений пользователей.

В настоящей статье речь пойдет о поправках, касающихся хранения данных пользователей, поскольку они угрожают праву на неприкосновенность частной жизни, не соответствуют Конституции РФ и ряду других нормативных правовых актов.

Суть поправок


Согласно поправкам по “закону Яровой”, организаторы распространения информации (далее — “ОРИ”) и операторы связи уже с 1 июля 2018 года должны будут хранить голосовую информацию, текстовые и видеосообщения, изображения и иное содержание сообщений пользователей 6 месяцев, а метаданные — 1 год ОРИ и 3 года операторы связи.

При этом согласно “закону Яровой”, обязанность хранить пользовательский трафик и сообщения распространяется на лиц, оказывающих любой вид услуг связи (а их всего 20). Однако 19 апреля 2018 года на официальном портале правовой информации было опубликовано Постановление Правительства РФ от 12.04.2018 № 445, в котором уточняется перечень услуг связи, в рамках оказания которых требуется хранить всю переписку пользователей (в него не вошли, например, вещательные услуги). Новые правила вступят в силу для голосовой связи и sms с 1 июля, а хранить пользовательский интернет-трафик операторы должны с 1 октября, следует из документа. Хранение необходимо осуществлять в течение 30 дней с ежегодным увеличением емкости хранения на 15% на протяжении 5 лет.
«Судя по постановлению, сроки не окончательные. Но главный вопрос: с какой целью нужно хранить трафик, если по меньшей мере у половины пользователей в России он шифрованный. А в связи с блокировкой Telegram мы отмечаем взрывной рост интереса к средствам шифрования и обхода блокировок», — отмечает директор по стратегическим проектам Института исследований интернета Ирина Левова Поскольку средства накопления с программным обеспечением входят в состав средств связи, предназначенных для выполнения оперативно-розыскных мероприятий и попадают под определение “средство связи”, они подлежат обязательной сертификации на основании п. 3 ст. 41 ФЗ “О связи”.

Вопрос с производством и сертификацией средств накопления данных пока не разрешен. Операторы связи склоняются к тому, что могут пройти годы, пока будут сформулированы “правила игры”, и, возможно, впоследствии ситуация разовьется так же, как с СОРМом, т.е. будут “сверху” определяться определенные производители. По нашим оценкам, принимая во внимание сложность процедуры сертификации, на выработку соответствующего порядка может уйти 2-3 года.

Для общей картины стоит напомнить, что для ОРИ и операторов связи уже существует обязанность хранить метаданные пользователей (информацию о фактах приема, передачи, доставки, обработки электронных сообщений) в течение одного года и трех лет соответственно. После вступления в силу “поправок Яровой” правоохранительные органы будут вправе получить доступ ко всему содержанию сообщений пользователей и метаданным при расследовании преступлений. ОРИ также обязаны помогать следственным органам с декодированием зашифрованных электронных сообщений пользователей (п. 4.1. Статьи 10.1. закона “Об информации”). Как раз на основании этих положений ФСБ России потребовала в 2017 году ключи декодирования от мессенджера Telegram, который отказался их предоставить, за что был заблокирован в России (правда, пока только де юре).

Попытки отмены


В 2016 году петиция «Отменить „Закон Яровой“ набрала 100 000 подписей на сайте Российской общественной инициативы, но Экспертная рабочая группа при Правительстве РФ по результатам её рассмотрения рекомендовала не отменять „закон Яровой“. Выводы некоторых экспертов о нарушении прав на неприкосновенность частной жизни проигнорировали, ответы ведомств являлись ничем иным, как отпиской.

Любопытно, что в проекте экспертного заключения в оправдание “закона Яровой” упоминался европейский опыт, а именно Директива ЕС 2006/24/ЕС от 15 марта 2006 года (так называемая Data Retention Directive), отмененная еще в 2014 году. Согласно директиве, данные европейских пользователей должны были хранится телекоммуникационными компаниями от 6 месяцев до 2 лет. Директива была отменена решением Суда справедливости ЕС. Европейцы осознали противоречие положений директивы праву на частную жизнь. Суд справедливости ЕС пришел к выводу, что хранение данных пользователей независимо от их категории и в отсутствие детализированных условий такого хранения в течение длительного срока нарушает право на частную жизнь и повышает риск злоупотребления, незаконного доступа и использования их данных. Впоследствии ссылки на данную директиву были удалены из финальной версии экспертного заключения по петиции “Отменить “Закон Яровой”.

Конституционные коллизии


Без всякого сомнения, сообщения и звонки пользователей относятся к информации о частной жизни. Хранение операторами связи и ОРИ всего пользовательского трафика, а также его передача правоохранительным органам без предварительного судебного решения, как это предусмотрено “законом Яровой”, нарушает права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, гарантированные статьям 23 и 24 Конституцией РФ.

Статья 55 Конституции РФ гласит, что права человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, если это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Однако правам и свободам, гарантированным статьями 23 и 24 Конституции РФ, конституционные нормы предоставляют особую защиту, они не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения.

Таким образом, наложение на операторов связи и ОРИ обязанности хранить информацию всех пользователей ставит под угрозу нарушения права на тайну переписки в целом и создает опасность получения неограниченным кругом лиц доступа к конфиденциальной информации всех пользователей в России.

Как известно, в России существует правовой механизм защиты конституционных прав через Конституционный суд РФ. Пользователь, чье право на неприкосновенность частной жизни нарушается, может оспорить “закон Яровой” через Конституционный суд РФ, но только в рамках конкретного дела. Поэтому для постановки подобного вопроса перед Конституционным судом РФ необходимо дождаться вступления соответствующих поправок в силу и начала его правоприменения правоохранительными органами. До полного вступления “закона Яровой” в силу оспорить его могут только высшие органы власти — Президент, Госдума, Совет Федерации, Правительство РФ или законодательные/исполнительные органы субъектов РФ.

Коллизии с другими законами РФ


Помимо Конституции “закон Яровой” в части хранения персданных противоречит ряду федеральных законов, что говорит о низкой проработанности данного законодательного акта.

Закон о персональных данных

Право на частную жизнь защищается в России в том числе федеральным законом о персональных данных, с которым положения “закона Яровой” существенно конфликтуют.

По смыслу закона о персональных данных, любой контент пользователей (абонентов) с идентифицирующей их информацией будет относится к персональным данным. Сбор, хранение и передачу информации пользователей (абонентов) операторами связи и ОРИ можно квалифицировать как обработку персональных данных. В массиве накопленных данных могут оказаться также биометрические персональные данные, специальные категории персональных данных, да и в целом с помощью этих данных будет сопоставляться вся частная жизнь человека и его окружения в мельчайших подробностях.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ „Об оперативно-розыскной деятельности“, операторы связи не относятся к органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, вместе с тем, они будут являться, по сути, операторами технических средств, предназначенных для оперативно-розыскных мероприятий и всего массива данных на этих средствах.

Министерство связи и массовых коммуникаций РФ установит требования к технической защите средств накопления (п. 7 Правил, ПП РФ № 445), но пока не ясно, каким образом такие требования будут перекликаться с общими требованиями по защите персональных данных в информационных системах. В случае с СОРМом, например, оператором персональных данных является ФСБ, которая и занимается их защитой, в том числе в режиме государственной тайны. “Закон Яровой”, к сожалению, имеет другую логику и сбрасывает обязанности по хранению и защите огромных массивов данных пользователей на частный сектор, то есть на самих операторов связи и ОРИ (ответственность за нарушение правил обработки данных и возможные утечки также будет нести бизнес).

В целом, уже сейчас можно сказать, что “закон Яровой” противоречит следующим статьям закона о персональных данных:

Статья 6. Обработка данных не должна нарушать прав и свобод субъекта персональных данных. “Закон Яровой” угрожает праву на неприкосновенность частной жизни и тайне переписки и связи, так как операторы связи и ОРИ обязаны хранить электронную переписку пользователей длительное время и предоставлять ее правоохранителям без оговорок про судебный запрос.

Статья 14. Право субъекта персональных данных на доступ к его персональным данным. Невозможно реализовать данное право субъекта персональных данных из-за неоднородности обрабатываемых сведений. Реализация права на актуализацию данных также представляется проблематичной.

Статья 19. Операторы данных должны принимать необходимые меры для защиты персональных данных от их распространения (в том числе с использованием средств криптографии). Из “закона Яровой” следует, что правоохранительные органы, в принципе, будут иметь неограниченный доступ к данным пользователей без получения их согласия и без решения суда.

Уголовный кодекс РФ

Согласно ст. 138 УК РФ, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан наказывается штрафом, исправительными или обязательными работами. За совершение данного преступления с использованием служебного положения предусматривается наказание вплоть до лишения свободы. Эти положения УК РФ игнорируются “законом Яровой”, очевидно, что операторы связи и ОРИ, храня записи электронных сообщений и звонков своих пользователей и предоставляя их правоохранительным органам, потенциально будут совершать преступление, предусмотренное ст. 138 УК РФ, либо такое преступление может быть совершено при малейшем нарушении правил хранения данных оператором связи или ОРИ.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ

Статья 186 УПК РФ гласит, что контроль и запись телефонных и иных переговоров могут быть санкционированы на основании судебного решения, а также, в отдельных случаях, при наличии угрозы потерпевшему, свидетелю или их близким родственникам это допускается по письменному заявлению указанных лиц. Однако в “законе Яровой” нет никакого упоминания о необходимости получать судебное решение, санкционирующее запись пользовательского трафика. По “закону Яровой”, хранение (запись) данных пользователей должно производиться операторами связи по умолчанию, без вынесения какого-либо специального акта каким-либо уполномоченным органом либо судом.

Закон об оперативно-розыскной деятельности

Статьей 5 закона “Об ОРД” предусмотрено, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий должно обеспечиваться соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и тайну корреспонденции. Ограничение этого конституционного права возможно только по решению суда и при наличии определенной информации (о признаках преступления, о лицах, совершающих преступление, о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации) (ст. 8).

Закон о Федеральной службе безопасности

Закон о ФСБ также требует для проведения мероприятий по борьбе с терроризмом, которые могут посягать на права граждан на тайну переписки, постановления суда и мотивированного ходатайства руководителя органа по борьбе с терроризмом (ст. 9.1 ФЗ о ФСБ).

Как видно, когда речь идет об ограничении права на тайну переписки и неприкосновенности частной жизни в рамках ОРД, участие суда и вынесение им решения является обязательным. Но “закон Яровой” не предусматривает необходимости вынесения решения суда и одновременно с этим не вносит никаких изменений в другие законодательные акты (УК, УПК и др.). Гарантий защиты конституционных прав пользователей и их персональных данных в “законе Яровой” также не предусмотрено.

Заключение


В условиях всеобъемлющего развития технологий и интернета, а также в свете последних новостей “закон Яровой” наносит огромный урон важному и очень уязвимому в настоящее время правовому институту — институту охраны права на неприкосновенность частной жизни. Высок риск произвольного, бесконтрольного, нецелевого использования данных пользователей со стороны как частных компаний, так и правоохранительных органов. Более того, думается, что авторы закона также не оценили негативные последствия закона для бизнес-сектора, а именно операторов связи и ОРИ, которым необходимо установить дорогостоящее оборудование для хранения данных и нести другие издержки для соблюдения “закона Яровой”. Операторы связи (“Мегафон”, МТС, “Вымпелком”, Tele2) называли затраты на реализацию закона неподъемными и оценили их в 2,2 трлн рублей. По подсчетам некоторых экспертов, эта сумма может превысить 10 трлн рублей.

По мнению исполнительного директора “Центра цифровых прав” Дениса Лукаша, на сегодняшний день любое нарушение закона “О связи” операторами связи трактуется территориальными органами Роскомнадзора как нарушение лицензионных условий, за что операторы связи привлекаются к ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ. Исключение составляют несколько положений закона “О связи”, по которым прямо введена ответственность другими статьями кодекса. Органы Роскомнадзора будут постоянно владеть информацией об отсутствии средств хранения у операторов связи, так они являются одним из подписантов акта ввода в эксплуатацию средств хранения (п. 6 Правил, ПП РФ № 445).

Данные электронных коммуникаций могут потенциально помочь расследованию преступлений, выявить местонахождение жертв и подозреваемых, связать подозреваемого с местом преступления. Однако без подробного описания процедур, дефиниций, четко сформулированных условий и оснований хранения и доступа к данным пользователей и абонентов справедливый баланс между уважением частной жизни граждан и государственным вмешательством в нее будет сложно сохранить. “Закон Яровой” в части хранения информации придерживается общего подхода: без конкретики, без обеспечения сохранности фундаментального права на частную жизнь, требует хранения всех данных электронной переписки и других сообщений. Скоро указанные законодательные ошибки заиграют на практике.

Помимо правовых коллизий “закона Яровой”, описанных в данной статье, также требует внимания финансовая сторона вопроса, вопрос шифрования интернет-трафика, затрат на электроэнергию для эксплуатации средств хранения данных и иные аспекты, которые мы предлагаем обсудить в комментариях. 


Источник: https://habr.com/company/digitalrightscenter/blog/354410/

политика,Яровая,пакет яровой,новости,длиннопост
Развернуть

камеры Штрафы новости длиннопост система распознавания лиц ...политика 

Попал в объектив - плати. Как нас начнут штрафовать по видео с камер

Российские власти приступили к развертыванию автоматической системы распознавания лиц, позволяющей задерживать правонарушителей. Первого преступника при помощи «всевидящего ока» уже поймали в московском метро.

В перспективе такая система может помочь государству в тотальной слежке за гражданами и быстрому наказанию за разнообразные нарушения закона. Как это будет работать и как скажется на жизни каждого из нас?

Первый задержанный

В марте этого года в столичной подземке запущена система распознавания лиц, работающая с помощью камер видеонаблюдения. Перечень станций, где применяется система, в подземке не раскрывают, но известно, что она используется в местах «с большим пассажиропотоком».

И вот есть первый улов, пишет Mash. Преступника схватили на станции «Фрунзенская». Система сигнализировала полицейским, что один из пассажиров находится в розыске. Его задержали и, как выяснилось, не без основания: мужчина скрывался от правосудия уже год. Он сбежал из подмосковного Егорьевска, где его подозревают в грабеже.

Как это работает?

Программное обеспечение системы способно распознавать до 20 лиц в секунду, обращаясь к фотографиям из базы федерального розыска. Когда система «видит» разыскиваемого человека, информация поступает дежурному полицейскому на специальный мобильный комплекс. Сотрудник сверяет «розыскное и зафиксированное фото, уточняет анкетные данные и причину розыска» и принимает решение о проверке документов.

Стоимость установленного в данный момент оборудования для распознавания лиц, составила около 30 млн рублей, пишет «Коммерсант». Однако Mash сообщает о том, что цена всей системы, расположенной в московском метро - 4 млрд рублей.

Мало не покажется

Вполне вероятно, что мы видим даже не цветочки, а бутоны, которые потом распустятся. А уж когда пойдут ягодки, мало не покажется никому. Подобная система распознавания лиц вполне может быть масштабирована в рамках Москвы, например, и стать аналогом системы видеофиксации правонарушений на дорогах.

По Москве и по ряду других городов практически невозможно ездить, чтобы тебе время от времени не приходили «письма счастья». Там 500 рублей за скорость, тут 3000 за парковку... И сервисы удобные для оплаты сделали, и скидки дают в 50%. Система распознавания лиц может вовлечь в этот процесс и пешеходов, и вообще всех граждан страны.

Мало кто из россияне прочитал от начала и до конца Кодекс об административных правонарушениях. А зря. Там содержится описание деяний, некоторые из которых граждане совершают очень часто часто, даже не зная, что так нельзя. «Большой брат» быстро объяснит им, в чем они не правы и сколько это стоит.

Какие штрафы грозят?

Статья 20.20 ч. 2 Распитие спиртных напитков в общественных местах
Пить даже пиво в России запрещено везде, кроме специальных заведений общепита и квартир. Штраф - от 500 до 1500 рублей. А то и 15 суток ареста. Но для этого вас должен задержать полицейский, составить протокол, передать дело в суд... Все это долго и сложно. А так: попал под камеры, лицо и бутылку распознали - плати штраф.

Статья 6.24 Курение в неположенном месте
Опять от 500 до 1500 руб. Стоишь ты, дымишь ближе трех метров от остановки общественного транспорта, а там - камера. Сигарета в руках, штраф на столе - эта схема проста.

Статья 20.1 Мелкое хулиганство
Тут просто раздолье. Российские граждане иногда бывают агрессивными, особенно если нарушат статью 20.21 (появление в публичном месте в состоянии алкогольного опьянения). Попал под камеры по хулиганке - от 500 до 1 тысячи рублей.

А выгул собак в неположенном месте и без намордника? А нарушение ПДД пешеходами? Сколько еще статей КоАП, которые лежат мертвым грузом. А система распознавания лиц может их оживить.

Тут важно не только то, что все то будут фиксировать камеры. Системами видеонаблюдения и сейчас увешано все. Важна автоматизация и оперативность, как это сейчас работает с камерам, работающими на дорогах. База фотографий граждан существует, к ней можно обращаться и сразу раздавать штрафы.

Никакой полиции, никаких судов, лишних сил и денег. Пришел квиток - иди плати. Не хочешь - за тобой придут приставы.

В чем проблемы?

Высокая вероятность ошибки системы. Как говорят специалисты, камеры общего обзора для систем распознавания лиц не подходят. Если их начать использовать для этих целей, ошибки могут достичь 30%. Иными словам, каждого третьего человека в розыске система будет пропускать, при этом будет много ошибочных задержаний. Проблемы эти будут усугубляться по мере расширения базы данных.

Важно и расположение камеры. Бессмысленно использовать обычные камеры обзора, установленные под потолком. Они видят не лица, а макушки голов. Приборы должны быть установлены так, чтобы видеть лица, под углом не более 15%.

Что дальше?

Еще десять лет назад никто не мог и предположить, что в 2017 году в бюджет одной только Москвы системы видеофиксации нарушений ПДД и городских правил парковки принесут около 15 млрд рублей. Рентабельность развертывания автоматических комплексов слежения и контроля огромна. Деньги в прямом смысле слова текут в бюджет на ровном месте.

Поэтому, скорее всего, система интеллектуального распознавания лиц, привязанная не только к базам преступников, но и всех россиян, будет создана в ближайшем будущем.

Например, Минкомсвязь уже разработало порядок передачи оператором Единой информационной системы («Ростелеком») в ФСБ и МВД биометрических данных российских граждан. Речь идет о данных изображения лица и данных голоса. Эта информация позволяет с высокой степенью точности идентифицировать конкретного человека в большом объеме голосового трафика («верификация по голосу») или на камерах видеонаблюдения.

Тут в одной точке сходятся и бизнес-интересы, и вопросы безопасности, и контроля над гражданами. Так что история про «Большого брата» в России только начинается.

Источник: https://www.anews.com/p/89821651-popal-v-obektiv-plati-kak-nas-nachnut-shtrafovat-po-video-s-kamer/
Гт Ш* т 'яят,политика,камеры,Штрафы,новости,длиннопост,система распознавания лиц
Развернуть

цензура Россия казахстан Беларусь длиннопост ...политика 

Удали мои печали: Россия, Казахстан и Беларусь могли бы объединить усилия против
свободного интернета — но каждый лидер предпочитает запрещать интернет
по-своему.



Вечером в понедельник, 23 апреля, президент России Владимир Путин одобрил законопроект, по которому в стране теперь можно блокировать сайты «с порочащей честь и достоинство» информацией. Технически это теперь будет выглядеть так: по решению суда сайт, на котором есть крамола, должен удалить ее, но если этого не будет сделано, то теперь тот же Роскомнадзор может смело блокировать ресурс нарушителя. Формально же необходимость в таком «рубильнике» могла возникнуть после дела Дерипаски, полагает руководитель Роскомсвободы Артем Козлюк.


«Такие ситуации теперь можно поставить на поток, когда не только группа юристов и высокопоставленные, приближенные к власти лица могли удалить информацию о себе, а чтобы эта опция была просто и приятно доступна всем тем, кто не готов мириться с альтернативной точкой зрения о себе», — говорит Козлюк.


Блокировка сайтов за «обесчещивание» — это еще один инструмент в арсенале российских властей в лице Роскомнадзора по борьбе со свободолюбцами в интернете вообще. Сейчас, по данным Роскомсвободы, блокировка отдельных ресурсов (с теми же ссылками для скачивания прокси и VPN) может проходить и без решения суда: «Роскомнадзор просто считает, что это нужно для недопущения доступа к какому-то другому ресурсу». Новый законопроект делает этот процесс более элегантным. «Сначала будет блокироваться по решению суда главный сайт, а потом начнут уже, чтобы не допустить «доступа», блокировать другие ресурсы с теми же «зеркалами», — прогнозирует Артем Козлюк.


Россия не одинока в своем желании защитить «честь и достоинство физических и юридических лиц». Неделю назад в первом чтении в Беларуси был принят законопроект, который вообще разрешает блокировать сайты во внесудебном порядке — в том числе и потому, что там могут быть «порочащие сведения». При этом белорусские законодатели аргументировали свою позицию тем, что «нужно гармонизировать белорусское законодательство с законодательством России и Казахстана», а еще добавили, что внимательно следят за эпопеей с Telegram.


«Гармонизация» законодательства в части запретов в государствах Евразийского союза на высоком уровне пока не обсуждается, но странам точно есть чему друг у друга поучиться.


Каждому — свой запрет


В Казахстане, который за историей с Telegram следит не менее внимательно, чем официальный Минск, мессенджер Павла Дурова по вечерам «лежит» в течение одного-двух часов уже пару недель. Бывают просветы, но они связаны с тем, что в эфир не выходит главный оппонент Нурсултана Назарбаева беглый олигарх Мухтар Аблязов.


Когда он в онлайне — «падает» еще и Facebook, с перебоями работает YouTube. Сайты не то чтобы не открываются, просто открываются очень медленно.


Казахстанская власть открыто призналась, что замедление работы мессенджеров — это их рук дело.


«В рамках исполнения решения Есильского районного суда Астаны по запрету на распространение информационных материалов в поддержку движения «Демократический выбор Казахстана» (признанного экстремистским Министерством информации и коммуникаций) были направлены соответствующие уведомительные письма в адрес собственников иностранных социальных сетей и мессенджеров, посредством которых распространяются запрещенные материалы. В связи с этим возможны технические сбои в работе социальных сетей», — официально заявили власти.


Решения суда никто не видел, но то, что суд из Астаны, — это часть технологии по запрету и блокировке интернет-ресурсов в Казахстане — интересно.


«По-хорошему, это делается так: прокуратура идет в суд, один-единственный районный суд в Астане выносит решение о блокировке, — говорит глава фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева. — Заседание проходит в ускоренном порядке, ответчика просто не зовут, якобы не находят».


После этого сайт блокируют либо автоматически, либо, если речь идет о мессенджерах, их начинают глушить через техническую службу, находящуюся в ведении Комитета национальной безопасности.


В особых случаях в дело вступает большое количество различных подзаконных актов, которые позволяют (при отсутствии на сайте «экстремистских сведений») «выключить» ресурс на других, даже формальных основаниях. К примеру, ресурс ratel.kz прокуратура и — внезапно! — Министерство аэрокосмической промышленности потребовали выключить на основании того, что владелец домена (он же один из редакторов сайта) умер, а на перерегистрацию времени дано не было. Теперь совладельцы сайта пытаются доказать незаконность блокировки в судах, а ресурс не открывается даже через VPN.


В 2017 году Казахстан заблокировал, по данным министра информации и коммуникаций Даурена Абаева, 9000 сайтов — формально за экстремизм, терроризм, пропаганду насилия и суицида. Однако нюанс в том, что список заблокированных ресурсов в широком доступе отсутствует. «Контролирующие органы объясняют это тем, что так они уберегают общество от соблазна залезть на запрещенный сайт», — говорит Тамара Калеева. Найти себя теоретически можно, если на сайте министерства вбить свой ресурс в специальную строку. Но выйти из этого списка непросто: решение по каждому ресурсу принимается ситуативно. Казахстанские власти в этом смысле просто решили не особо соблюдать приличия. «Полномочия по блокировке отдали силовым структурам, и вообще к мифу об интернет-вольнице в Казахстане подошли гораздо строже, — говорит директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Более того, когда речь идет об общественно-политических ресурсах, решение принимается коллегиально на уровне администрации президента — и на эти риски уже власти идут».


Белорусский вариант — внесудебная блокировка сайтов (в этом году, например, за «угрозу национальной безопасности» был заблокирован сайт «Хартия-97») — для Казахстана пока неприемлем. Зато внесудебной блокировкой сайтов занимается Россия (правда, пока только «пиратских»). В свою очередь,


Беларусь забрала себе от Казахстана норму об обязательной идентификации комментаторов на сайте, а Казахстан от России перенимает норму об обязательной авторизации через SMS в зоне доступного Wi-Fi.


Казахстан, однако, в этом трио все равно остается на передовых позициях в плане не только блокировки интернета, но и разнообразия блокировок. На этой неделе в республике, например, был заблокирован портал svpressa.ru — формально из-за того, что он совпадает в своем IP с порнографическим ресурсом на территории Казахстана.


Под евразийским куполом


Желание унифицировать свое законодательство под нужды Евразийского союза пока высказала только Беларусь, но технически это могут сделать все участники, считает Артем Козлюк из Роскомсвободы. «У государств, конечно, свои законодательные базы, но они могут договориться о единой политике: например, в отношении разделегирования доменов, — говорит Козлюк. — Допустим, казахстанские ресурсы, зарегистрированные в России, могут быть отключены по договоренности российскими спецслужбами, и наоборот».


Для этого даже не нужно менять в своей стране законы: достаточно скоординироваться между собой спецслужбам из трех государств. Надо сказать, о подобных договоренностях говорили еще в 2015 году, но с тех пор сотрудничество ближе не стало.


Возможно, все дело в том, что «единый евразийский файервол» не только сложен в техническом исполнении, но рождает у каждого лидера чувство ревности.


«Каждый хочет управлять интернетом по-своему, — уверен Досым Сатпаев. — В Казахстане опасаются, что Россия начнет под видом общих блокировок продвигать свои ресурсы. Кроме того, неизбежно встанет вопрос о центре, откуда будут исходить все блокировки. А в авторитарной стране каждый хочет блокировать и контролировать все — но в своей «квартире».


Поэтому вместо единой законодательной базы государствам удобнее брать друг у друга наработки и применять их к своим условиям. Министерство информации и коммуникаций Казахстана, скажем, примеряет на себя роль Роскомнадзора. Россия в дальнейшем может полностью отдать вопрос блокировок на откуп ФСБ. Беларусь может увеличить сроки за клевету в интернете до казахстанских масштабов (в самом тяжелом варианте — до 10 лет тюрьмы), а Астана, наконец, может отбросить приличия и убрать из процедуры блокировки необходимость спрашивать разрешения у суда.


И все в этом случае будут довольны, кроме интернет-пользователей, разумеется. Но тут тоже может помочь опыт соседей: в Казахстане, например, пользователи начали привыкать, что вечером в интернете людей становится гораздо меньше. И даже самолетики с улицы подбирать не пришлось.


Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/04/24/76297-udali-moi-pechali
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме длиннопост (+17779 картинок, рейтинг 211,657.1 - длиннопост)