статья

Подписчиков: 2     Сообщений: 172     Рейтинг постов: 1,023.0

репост статья интернет песочница политоты экстремизм Россия страны песочница ...политота 

Как не сесть за "репост"

Уже менее актуально, но все-же статьи никто не отменял.
Развернуть

военкомат Россия статья новости длиннопост ...политика 

Егор Чернюк: как окончить три школы, прославиться и сбежать из России от уголовного дела, когда тебе 19

Девятнадцатилетний калининградец Егор Чернюк стал героем новостей в конце апреля: получив с аттестатом золотую медаль, он поступил в американский университет, но узнал, что против него возбуждено уголовное дело по статье «Уклонение от призыва». В тот же вечер парень, почти ни с кем не попрощавшись, уехал из России. Егор был координатором штаба Алексея Навального в Калининграде, он собирается и дальше помогать оппозиции. Мы поговорили с ним о том, как можно сначала окончить одновременно музыкальную и художественную школы, а потом пойти учиться на математика, сложно ли сбежать от уголовного дела, когда тебе 19, и кто усыновит оставшегося в России хорька Виталика.

Егор Чернюк стал одним из героев «Возраста несогласия», документального фильма Андрея Лошака о протестных активистах, связанных с Фондом борьбы с коррупцией и президентской кампанией Алексея Навального. Он родился в Калининграде и большую часть жизни прожил вдвоём с отцом. Школьную рутину Егор не любил, но учился хорошо — к золотой медали добавил аттестаты музыкальной и художественной школ, а заодно и диплом программы «IT школа Samsung», в которую по конкурсу набирают талантливых программистов.

После школы Егор собирался поступать в американский колледж, но сразу не получилось, поэтому он остался в Калининграде — и увлёкся политикой. После выхода фильма «Он вам не Димон» Егор стал сторонником Навального, а в 2017-м в 18 лет стал координатором штаба оппозиционного политика в Калининграде. Вместе с единомышленниками Егор сначала агитировал за Навального как кандидата в президенты России, а потом занимался кампанией по бойкоту выборов.

За это время в окна их с отцом квартиры бросали камни, и он неоднократно встречался с сотрудниками Центра «Э» (Главного управления по противодействию экстремизму МВД) в Калининграде. На эти встречи пришлось согласиться, после того как полиция стала приходить к родственникам Чернюка, рассказывал он «Радио Свобода». «Эшников», объяснил Егор, интересовала работа штаба. Параллельно с этим парень боролся с военкоматом, как он считает, законными бюрократическими методами — переносил сроки освидетельствования, писал жалобы на неправомерно выписанные повестки.

К тому моменту, когда ему осталось только подать документы на студенческую визу США, на Егора завели уголовное дело об уклонении от призыва. Теперь он ждёт визу за пределами России: Чернюк ускользнул от следователей и военных в последний момент.

Сейчас в голосовании на сайте «Новой газеты» за вручение премии имени Бориса Немцова Егор идёт на втором месте после Алексея Навального. Мы поговорили с ним об учёбе, бегстве из страны, идеалах, будущем и хорьке Виталике, который остался приглядывать за Россией, пока его хозяин учится строить электронную демократию.

Расскажите, пожалуйста, что случилось 19 апреля? Кто вас задержал, как это было? На каком основании вас задержали?

В 9 утра ко мне домой пришли сотрудники Центра «Э». Слышу — стучат, посмотрел в глазок, вижу — знакомые лица. Ну, думаю, игнорировать смысла нет, открыл. Показывают постановление о возбуждённом уголовном деле и говорят о том, что они меня в рамках следственных действий должны отвезти в военкомат. Уголовное дело возбудили по статье 328 [«Уклонение от призыва»].

Мы поехали в военкомат. Сначала сотрудники Центра «Э» зашли к главному врачу, побеседовали с ней, потом завели меня. И главврач мне говорит: «Всё записывается в рамках следственных действий, работают камера и звук, говори, почему ты не ходил в армию». Начала задавать всякие непонятные риторические вопросы и сказала, что сейчас я должен буду пройти медицинское освидетельствование.

Мы начали галопом бегать по врачам. Все закрывали глаза на болезни, на несостыковки. Она первая заходила в кабинет к специалисту, говорила: «Вот — преступник, в рамках уголовного дела давайте его проверять». И потом я беседовал с каждым из них отдельно.

Например, мы пришли к стоматологу, он сказал, что нужно обязательно дополнительное обследование. А она ему говорит: «Нет, ставьте категорию «А» [«годен без ограничений»]. Потом мы дошли до психиатра. Он спросил: «Егор, есть ли у тебя какие-то жалобы?» Я сказал: «Ну, когда ты работаешь на кампании Алексея Навального в течение года, испытываешь огромную концентрацию переживаний из-за кирпичей в окна, нападений, постоянных рейдов полиции на штаб и многого другого, а ещё организационная ответственность, то психическое состояние немного деформируется». Она предложила лечь в стационар. Хирург проигнорировал все мои жалобы и в квадратике даже не проставил никакую категорию.

Мы пошли в кабинет главного врача. Там сидел сотрудник Центра «Э» Артём Громов. Врач сказала: «Подписывай сейчас бумагу, что ты согласен на дополнительное обследование в медицинском учреждении психиатрическом. Если ты не подписываешь, то это значит, что отказываешься от медицинского освидетельствования, и мы тебя везём прямо сейчас в Следственный комитет». Мне дали срок до 14 мая пройти всех врачей, которые нужны для медицинского освидетельствования по психиатрии.

Интересный момент: в 17 лет, когда мне нужно было проходить первый медосмотр для получения приписного свидетельства, я не получил категорию. Когда я дошёл к хирургу, мне сказали, что нужно дополнительное обследование почек. А я его не сделал. И, соответственно, они не могли мне поставить категорию. А 7 марта в Следственном комитете мне сказали, что у меня категория «А» и её мне поставили в 2015 году. Это весьма сомнительно. Артём Громов мне дал повестку в СК на 20 апреля на 10 утра. Я подписал её, вышел из военкомата и понял, что всё — нужно уезжать. Никаких вариантов не оставалось.

Впервые «эшники» сказали про такой вариант в сентябре 2017 года, в ноябре вас штрафовали за уклонение от призыва. А на каком основании вообще? Сколько вам было лет, были ли отсрочки? Сначала вам категорию годности не ставили, а потом что произошло?

Да, сначала мне категорию не ставили, потом до работы в штабе Навального ничего не было, а с июля [сотрудники военкомата] начали названивать моему отцу, что они хотят за мной прийти, хотя призыв уже закончился. Я уже понимал, что будет. Когда мне пришлось пойти на допрос в Центр «Э», они сказали прямо: «Если не будешь сливать нам информацию об акциях внутри кампании и отдавать большую часть газет и других агитационных материалов, то ты у нас парень призывной, мы тебя в армию засунем, и никакой адвокат тебе не поможет».

Я сказал, что подумаю, но, как видите, я принял решение, которое им не очень понравилось. И с конца сентября они начали приходить в штаб, класть повестки, снимать всё на видео. Приходили по пять человек, чтобы никто не убежал. Олегу [Алексееву], моему заместителю, тоже приносили.

Его тоже в армию забирают?

Нет, его не заберут, потому что у него разрыв мениска в трёх местах. У него есть рентген, и, если они придут, то будут обязаны предоставить отсрочку на полгода, поэтому они особо не дёргаются.

Сначала мы взяли повестки на конец октября, и я съездил на экзамены в Литву. Мне было очень важно отодвинуть этот процесс как можно дальше, чтобы сдать все экзамены. В ноябре мне выписали штраф, и 4 декабря я пришёл, чтобы не было повода возбудить уголовное дело. Они мне дали направление на анализы и повестку на 12 декабря. Я пришёл 12 декабря и говорю: «Анализы я не сделал, давайте дальше». Они мне дали повестку на 13 декабря, и я не пошёл, а отправил жалобу в военную прокуратуру, потому что они выписали мне повестку с нарушением. Они не имеют права давать повестки менее чем за три дня. А к 1 января призыв закончился. Потом ничего не было, а потом 7 марта они пришли за мной.

А вы школу окончили в прошлом году?

Я окончил школу в 2016 году, и у меня не получилось сразу поступить туда, куда я собирался, поэтому у меня освободился год, чтобы поделать что-то ещё помимо подготовки. И так я попал в штаб Навального.

После выхода фильма Андрея Лошака «Возраст несогласия» вы стали своего рода героем. А вы правда окончили и музыкальную школу, и художественную школу параллельно со средней школой? Как это вообще возможно, расскажите.

В этом нет особенно ничего сложного. Я учился в музыкальной школе, играл на флейте, при этом я учился на архитектора в художественной школе. Я окончил их обе к 10-му классу. Ну, нормально. 11-й класс я был на домашнем обучении. А ещё я учился в предпоследний год в «IT школе Samsung» — это такая программа, центр развития одарённых детей по программированию. Вот.

А почему на домашнем обучении?

Потому что в школе было не особо продуктивно. Я подумал, что смогу делать другие вещи с пользой для себя, не ходя на уроки. Это трата времени. У меня была не очень хорошая школа, поэтому мне пришлось после школы учить всю математику буквально с нуля. Я её с медалью окончил и сейчас поступил [в вуз].

В фильме звучит словосочетание «уголки честолюбия», которые есть в квартире. А что в них было?

(Смеётся). Я просто не очень люблю такие вещи… Ну, уголки честолюбия — это, ну, допустим, я окончил с медалью, и вот она там лежит, и всё. На видном месте. Мой отец положил. Я просто не считаю это своим достижением. Ну, такое, знаете, чувство обратное тщеславию, когда ты не можешь постоянно смотреть на те вещи, которых уже достиг. Поэтому я так выразился. Ненужные почести.

В 2016 году вы стали готовиться к сдаче TOEFL и SAT. Можете в двух словах рассказать, что это за экзамены, как вы к ним готовились, где и как сдавали?

SAT (Scholastic Aptitude Test, «академический оценочный тест») — это американский экзамен. Чтобы просто объяснить — это аналог ЕГЭ. То есть вообще ЕГЭ — это аналог SAT. Это общий экзамен по математике и английскому, и ещё есть SAT Subject Tests — это тесты по профильным предметам: по математике, физике, истории и так далее. Я сдавал общий SAT и профильный по математике — там есть два уровня, я сдавал второй. Помимо этого, я сдавал TOEFL — это экзамен по английскому, тест для иностранцев на уровень знания языка. Это те вещи, которые было нужно сдать как минимум для поступления. Кроме того, я писал всякие разные эссе, делал проекты и прочее.

В 2016 году я не поступил, а в этом году я сдавал в американской школе в Литве, потому что в Калиниграде нет возможности сдать SAT, а TOEFL сдавал в Польше.

Как любовь к физике и математике сочетается с учёбой в музыкальной школе, в художественной школе? Нет тут никакого противоречия?

Вообще, когда я учился в художественной школе и в музыкальной, я особо не интересовался математикой, потому что был в таком возрасте… У меня были проблемы с дисциплиной, потому что меня никто никогда не контролировал. Я был в таком возрасте, когда ребёнок — это гадкий утёнок, у него очень много энергии, и нужно эту энергию направлять в нужное русло. У меня такого не было. У меня было много всякого разного опыта в детстве, который я не пожелал бы обычному человеку испытать.

Математикой я не интересовался, потому что у меня был апатичный учитель, при том что математика — это то, чем нужно действительно заниматься, а не просто так языком молоть. Поэтому я этим не занимался, особо не интересовался, только после школы начал. В детстве интерес был, участвовал в олимпиадах, а потом оно как-то сошло на нет, мне было не особо интересно в школе, я математику избегал. После 11-го класса начал снова.

Куда вы поступили? И на кого будете учиться? Вы говорили, что будете поступать в Гарвард, но не получилось. Не хватило баллов?

Ну нет, просто поступление в Гарвард — это весьма рандомный процесс. И я не поступил в Гарвард. Я поступил в ряд универов, поеду в Суортмор-колледж (Swarthmore College), это такой один из лучших университетов в США, он находится под Филадельфией. На самом деле, это лучшее место, куда я мог поступить. Это один из трёх-четырёх академически самых тяжёлых университетов — наравне с Чикагским. Такой маленький liberal arts college («колледж свободных искусств» — прим. ред.). Буду там учиться. Это второй в США колледж по количеству нобелевских лауреатов на одного студента. Он очень академически сфокусированный, а мне это очень нужно, потому что в школе я, к сожалению, не создал фундамент знаний, который необходим для занятий наукой или междисциплинарными исследованиями в прикладной математике, в экономике. Я хочу в эти четыре года быть полностью погружённым в учёбу. Я никогда нормально не учился, а сейчас у меня будет возможность.

Кем вы в итоге хотите стать по специальности?

Сейчас мне очень интересно заниматься computer science («наукой об информации» — прим. ред.) и экономикой. Это я хочу изучать в университете, потом поступить на PhD, заниматься прикладной математикой и делать исследования в области электронной демократии. Мне это очень интересно, я бы хотел этим заниматься серьёзно. Если сказать широко — мне хочется решать проблемы коммьюнити разных уровней, используя современные технологии. Вдохновившись трудами Леонида Волкова, я хотел бы заниматься ликвидной и электронной демократией.

В фильме вы говорили: «Хочу использовать современные технологии в решении социальных проблем». Можете привести конкретный пример?

К сожалению, мы эти проекты ещё не довели до конца, но зато у меня теперь есть время до конца лета над ними поработать. Первый — это обучение финансовой грамотности через игры. Через интерактивное образование и игры учить российских школьников азам финансовой грамотности, что очень важно. Павел Дуров давно говорил, что будущее образования — за компьютерными играми. У меня есть ряд идей на этот счёт — как улучшить образование, как его сделать более доступным для всех слоёв населения. С другой стороны, я делал проект, который связан с экологией в Калининградской области. Я сделал приложение с картой и со всеми местами, где можно сдать макулатуру и разный мусор. Эти проекты делал в течение трёх месяцев. И ещё всего разного интересного можно сделать.

Вообще, раньше я хотел стать архитектором, поэтому учился в художественной школе, готовился к поступлению в Корнелльский университет на архитектуру, но потом я понял, что в 21 веке в архитектуре поле для интеллектуального самовыражения не такое широкое, как в computer science, например. Поэтому я решил заниматься этим.

А где примерно вы сейчас находитесь? И что вы будете делать в ближайшем будущем?

Я сейчас нахожусь в Европе, где конкретно — сказать не могу. Сейчас я пока буду здесь, мне нужно сделать студенческую визу США. И до этого момента я буду в Европе, буду ездить, позанимаюсь, математику подтяну, посмотрю гарвардский курс по computer science. Потом в The Economist до 15 июля открыт конкурс эссе, интересно написать туда. В общем, буду заниматься разными вещами, которыми за время кампании заниматься было некогда.

И, кстати, я буду удалённо работать в штабе — писать посты, помогать новым руководителям, консультировать их, если что. Буду помогать ребятам.

Вопрос, который волнует многих. За вами следил Центр «Э», Следственный комитет вас задерживал, но вы тем не менее уехали из России. Расскажите, как это было?

Ничего такого сложного. На самом деле, это так звучит «завели уголовное дело», но… Вы понимаете, все эти системные процессы, маховик системы — он очень неповоротливый, медленный. Блин, о чём речь? Они возбудили уголовное дело 26 марта, я ходил и вообще даже не знал об этом. Не знал, потому что я был в Сингапуре, у меня был отключён телефон и следак не мог дозвониться, вот и всё.

Это не так всё сложно, как кажется. Есть окно возможностей, которое постоянно сужается, но оно есть. Я не медля уехал, потому что дальше было бы сложно. Если бы я 20 числа пришёл в СК, мне бы дали подписку о невыезде и там уже стало бы гораздо сложнее.

То есть без подписки о невыезде вас никто на границе не задерживает?

Да. Статья не тяжкая, плюс я не подписал подписку о невыезде, а [следователи] никак не связаны с [пограничниками]. Они могли, конечно, позвонить куда-то, использовать неформальные институты силовиков, сказать, не выпускайте его. Но такого не было. А может, и было, но их никто не послушал. Как-то так. Когда есть момент — это легко, поэтому я уехал, когда было легко.

Вы собираетесь и дальше помогать штабам Навального. А вам кто-нибудь помогает? Вот вы ездите по Европе. Как это происходит?

Конечно. Юридически мне всегда помогал [юрист Фонда борьбы с коррупцией] Иван Жданов, и федеральный штаб тоже помогал — они помогают всем сотрудникам, волонтёрам. И сейчас очень много поддержки со стороны сторонников штаба, от людей, которым интересно то, чем я занимался в течение года. Они пишут мне. Если что, я точно не пропаду.

А работа сейчас у вас какая-то есть?

Работа? Ну вот я удалённо буду продолжать работать в штабе… У меня сейчас достаточно денег, чтобы несколько недель или месяц прожить, чтобы спокойно есть, не голодать. Если что, есть много людей, кто выражал поддержку. Если кто-то готов финансово помочь, я буду рад, да, потому что сложно тратить евро и получать небольшие деньги относительно европейских стран. Но я справлюсь, это не проблема.

Я так понимаю, что в Калининграде остаётся ваш отец. Собираетесь ли возвращаться? При каких условиях? И не боитесь ли за него?

Ему ничего не сделают. Если попытаются, то он уедет, мы примем решение, и это будет несложно. Да, папа остаётся, к сожалению. Мне немножко тоскливо, должен признаться, что пришлось уезжать таким образом, не по-человечески. Я с бабушкой давно не виделся, и тут пришлось уехать. Да и со многими людьми. Поэтому это не очень приятный процесс, на самом деле.

По поводу моего приезда обратно, пока буду бакалавра получать — точно нет. Надо сделать паузу. Я и так изначально планировал, что я уеду учиться. Чтобы предъявлять что-то более серьёзное, чем то, что мы делали во время президентской кампании, нужно быть конкурентным, нужно обладать знаниями и иметь expertise («компетентность»). Поэтому нужно отучиться, получить профессиональные знания, опыт. Потом будет легче бороться с истеблишментом в России. Что сейчас изменилось, так это то, что я на каникулы не смогу приехать. Может быть, между бакалавром и PhD приеду, потому что срок давности уголовного дела — два года.

То есть вообще вы намерены когда-нибудь в любом случае вернуться и приложить какие-то усилия в России?

Я бы хотел, потому что это настоящее приключение, это очень интересно — весь этот движ. Я благодарен судьбе за то, что поработал и всё это на себе испытал. Есть азарт победить, потому что в России очень много талантливых людей, которые хотят другой вектор развития, которые хотят построить прекрасную Россию будущего. И я очень хочу быть частью этого. В России просто океан возможностей, но, к сожалению, нашим лидерам это не интересно. Так что мы сами должны стать лидерами, стать маяком, так, чтобы озарять тех, кто ещё в темноте.

Круто. В конце тяжёлый вопрос — про хорька Виталика. Где он сейчас, что с ним будет?

На Виталика уже праймериз. Очень много людей хотят его забрать. Нужно проводить дебаты, чтобы кандидаты составляли программы, предложения, как они видят жизнь Виталика в ближайшие годы. На самом деле, мы уже с Андреем Лошаком выбрали [нового хозяина] в Калининграде. У одного мужчины жена всегда мечтала о хорьке. Но если женщина мечтает о хорьке… Я думаю, он попадёт в достойные руки. С ним всё будет хорошо.

Источник: https://medialeaks.ru/2404dalex-yt-egor-chernyuk/
политика,военкомат,Россия,статья,новости,длиннопост
Развернуть

песочница политоты ссылка статья политическая карикатура ...политика 

Олег Панфилов: И наступит 10 мая…

 / л» W I К *Л к) / \ /~5 r wjá>£ Q ) . ~~ 1 . f • y QL у" ‘ ' 1 /Ä 1S 9 ^4 • lA /7—¡~\ # , л ifp^, f. H¡ ■— / \w \д>/ -^úy 4 / V Г -¿ÉÏ^C>^'*^V- w I nJV. N. \r í 1 r • * * • I j r ^ ^«Д — LV \<ill ^ # « » \ fe— y, 4 V i Qh-*-'''»/»
Развернуть

песочница политоты ликбез революция мировая революция статья много букв ...политика 

Александр Тарасов


Мировая революция-2

Возвращение к глобальной революционной стратегии с учетом опыта XX века


Всемирно-историческое[1] поражение советского блока в III Мировой («холодной») войне дает нам возможность вернуться наконец к теме революционной глобальной антибуржуазной стратегии.

На протяжении XX века такая стратегия, основанная на глобальном видении и классовом подходе, предлагалась всего два раза. Первая была предложена большевиками, хорошо понимавшими, что судьба Русской революции зависит от революции мировой, что никакое «построение социализма в одной отдельно взятой стране» невозможно — и сознательно делавших ставку на мировую революцию. Для осуществления этой цели, собственно, и был создан Коминтерн.


Первоначально мировая революция мыслилась как революция в развитых европейских странах, но довольно быстро большевики перенесли свое внимание на страны «третьего мира», в первую очередь на колониальные и полуколониальные страны Азии.


Эта стратегия была отброшена после контрреволюционного сталинского термидорианского переворота. Пришедшая к власти в СССР в ходе этого переворота мелкая буржуазия (конкретно — чиновничество, а по социальному происхождению в основном — мелкая сельская буржуазия) ни в коем случае не была заинтересована в продолжении революции, в революционной борьбе и в неизбежно связанных с нею рисках. Как всякая буржуазия, она стремилась к стабильности (и тот факт, что в специфических советских условиях чиновничество было лишь виртуальной мелкой буржуазией, сути дела не меняет, поскольку стабильность — это категория социальной психологии, социального поведения). Революционная стратегия классового конфликта была заменена контрреволюционной стратегией Realpolitik. Классовая позиция была заменена государственной, то есть противостояние классов и их политических представителей было заменено противостоянием государств и — позже — противостоянием военно-политических блоков (НАТО против Варшавского Договора, Запад против Востока и т.п.). Это явилось откатом к классической политике, всегда проводившейся на международной арене государствами, основанными на классовой эксплуатации.


Утвердившийся в СССР (а позже и в его сателлитах) общественный строй — суперэтатизм (о суперэтатизме подробнее см. в моей статье «Суперэтатизм и социализм». — «Свободная мысль». 1996, № 12), основанный на сочетании индустриального способа производства с государственной собственностью на средства производства, будучи парным и в подлинном смысле слова альтернативным капитализму (альтернатива, напоминаю, это выбор из двух и более равных вариантов) в рамках одного — индустриального — способа производства, объективно был ориентирован на включение в единую с капитализмом мировую экономику, на мирное сосуществование, а не на войну до полной победы.


Безусловно, советская верхушка со времен сталинизма была готова отказаться от противостояния с буржуазным миром, но не могла этого сделать из-за позиции буржуазного мира: экспроприация средств производства у частных собственников настолько испугала буржуазию и послужила настолько опасным примером, что отказ от конфликта между СССР и капиталистическими странами мог быть основан только на возвращении экспроприированной собственности ее прежним владельцам и показательной экзекуции экспроприаторов. Понимание этого заставило сталинское, а затем и постсталинское руководство продолжать государственное, военное и идеологическое противостояние с Западом, тем более что апелляция к Октябрю 1917 года была единственным основанием легитимности этого руководства.


Однако стратегия государственного противостояния была изначально обречена на провал: это была типичная, хорошо известная из истории классовых эксплуататорских обществ стратегия, основанная на государственной мобилизации, то есть в конечном счете на материально-техническом противостоянии наличных сил и ресурсов (включая военную и людскую силу). Очевидно, что СССР (даже с сателлитами) был слабее (имел меньше ресурсов), чем остальной мир (мир капитализма). Кроме того, по причинам идеологического характера (поскольку советская суперэтатистская верхушка вынуждена была пользоваться чуждой себе социалистической идеологией — как прикрытием) СССР не мог так откровенно грабить и эксплуатировать страны «третьего мира», как это делал Запад.


Следовательно, поражение СССР с союзниками в этом глобальном противостоянии было лишь вопросом времени. Это поражение и случилось 15 лет назад — у нас на глазах — вскоре после того, как на Западе возникли ТНК с объемом капитализации, превосходящим объем капитализации СССР (надо понимать, что в мировой экономике Советский Союз выступал как одна огромная монополия, которая была вынуждена — в отличие от западных монополий — конкурировать со всеми по всем видам продукции, во-первых, и тратить огромную часть прибыли на поддержание вооруженных сил и социальные цели, во-вторых).


Классовый конфликт, в отличие от государственного, развивается по другим законам и основан на другом принципе: это не борьба разных стран и блоков, когда противоборствующие силы готовы в пределе к тотальному уничтожению всего населения и всего народного хозяйства на территории противника, а борьба противоборствующих классовых сил за одни и те же народнохозяйственные объекты (и ресурсы). Ни одна из сторон в этой борьбе не заинтересована в разрушении и уничтожении (тем более тотальном) этих объектов и ресурсов. Никакой самый оголтелый реакционер не будет сбрасывать атомную бомбу на свои заводы только потому, что эти заводы в данный момент захвачены его же рабочими. Именно этот фактор ограничения дает реальную возможность революционным силам победить даже в тех случаях, когда противник объективно сильнее.


Второй раз глобальная революционная стратегия в XX веке была предложена Эрнесто Че Геварой — в его знаменитом «Письме на Триконтиненталь». Напомню, что в этом письме Че провозглашал США врагомчеловечества, призывал к созданию «двух, трех, многих Вьетнамов» в странах «третьего мира» — с тем чтобы, во-первых, отрезать империалистические страны от расположенных в «третьем мире» сырьевых, энергетических и экономических баз империализма, а во-вторых, чтобы втянуть империализм в такое число локальных военных конфликтов на территории капиталистической периферии, которое заставило бы империализм надорваться экономически.


Фактически Че предложил стратегию глобальной партизанской войны — с обязательным переносом ее на территорию стран «первого мира», чтобы противник не мог себя чувствовать спокойно даже в своих цитаделях, в капиталистической метрополии, чтобы он вынужден был вести вооруженную борьбу у себя дома и чтобы эта борьба усугубляла его экономические и политические проблемы, неизбежно подталкивая «первый мир» к открытым классовым конфликтам.


Эту стратегию Че предложил всем противникам империализма, включая, конечно, и советское руководство. Хотя к тому времени никаких иллюзий относительно СССР Че уже не испытывал, он понимал, что объективно — пусть даже вопреки воле советской номенклатуры — СССР являлся противником западного империализма. Однако контрреволюционное советское руководство, как и следовало ожидать, отвергло стратегию Че как «авантюристическую». Ярлык «авантюристов» был наклеен и на всех приверженцев стратегии, предложенной Че Геварой. Нет сомнений, что в конце 60-х — начале 70-х годов советская номенклатура — как социальная группа — уже готовилась к тому, чтобы стать не только управленцами, но и собственниками, то есть к отказу от чуждой себе социалистической идеологии и к включению стран Восточного блока в мир капитализма. Даже «нефтяной кризис» 70-х, наглядно продемонстрировавший правоту точки зрения Че Гевары, никак не повлиял на поведение советской номенклатуры.


Между тем сами империалисты по достоинству оценили предложенную Че Геварой стратегию. Не случайно Збигнев Бжезинский позже цинично признавался, что во времена Рейгана именно стратегия «два, три, много Вьетнамов» была сознательно применена Вашингтоном против Советского Союза: СССР заставили втянуться — с разной степенью вовлеченности — в целую серию конфликтов по всему миру (Афганистан, Польша, Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Камбоджа, Никарагуа) для того, чтобы советская экономика надорвалась. Стратегия Че, как и следовало ожидать, оказалась успешной.


Кроме того, элементы этой стратегии активно использовались США для дестабилизации левых режимов. Например, де-факто партизанская война, развернутая руками ультраправых в Чили при Альенде, направленная на уничтожение народнохозяйственных объектов и в первую очередь инфраструктуры (подрывы мостов, дорог, линий электропередач и электростанций, шахт и т.п.), быстро создала экстраординарные экономические проблемы, вызвала недовольство режимом Альенде у значительной части населения и успешно подготовила военный переворот 11 сентября 1973 года.


Экономическое эмбарго, направленное на лишение неугодных Вашингтону режимов притока ресурсов и товаров извне, широко использовалось и используется до сих пор Соединенными Штатами в качестве орудия дестабилизации.


Перенос боевых действий на территорию противника («экспорт контрреволюции») был успешно опробован в Афганистане (с территории Пакистана), Мозамбике (с территории ЮАР), Анголе (с территории оккупированной ЮАР Намибии), Никарагуа (с территории Гондураса).

В то же время противники империализма нигде не пытались использовать свою территорию как тыловую базу активной партизанской войны, с которой силы революции как периодически, так и методически могли бы успешно наносить удары по классовому противнику. Нигде не проводилась массовая стратегия разрушения инфраструктуры с целью дестабилизации экономики. Никто не пробовал блокировать, парализовывать или разрушать традиционные пути, по которым материальные ресурсы «третьего мира» переправляются в «первый». Никто не пытался даже дезорганизовать работу биржи путем устройства компьютерных сбоев (хотя очевидно, что это легко сделать)! И т.д., и т.п. Напротив, те слабые — вынужденно слабые, в силу ограниченности в людях и в средствах — попытки перенести войну в метрополию, которые были сделаны революционерами в странах «первого мира», были ошельмованы контрреволюционным советским руководством, на этих революционеров были наклеены ярлыки «провокаторов», «агентов ЦРУ» (или Пекина), а затем советское руководство с удовольствием приняло логику политического врага (Вашингтона), приравняв революционную вооруженную борьбу к терроризму.


Но если анализ Че Гевары был верным для конца 60-х годов XX века, то еще более верным он является сегодня. С последних десятилетий XX века — и особенно после краха СССР и Восточного блока — со всё возрастающей скоростью идет процесс закрытия или консервации добывающих отраслей в странах «первого мира» и вынос добывающей промышленности в «третий мир». Позже к нему активно добавилась тактика свертывания промышленного производства в странах «первого мира» и перевод промышленного производства в страны «третьего мира». Это значит, что метрополия все откровеннее материально зависит от периферии, а следовательно, становится все более уязвимой для стратегии мировой партизанской войны.


Если усреднить данные шести разных справочников по международной экономике, получаем, что в 2000–2002 годах зависимость капиталистической метрополии (включая Австралию, Новую Зеландию и Израиль) от периферии выглядела так:

по энергоносителям — 52% (а если брать только углеводородное сырье, то 79%);

по металлам — 81%;

по сырью для химической промышленности — 89%;

по сырью для пищевой промышленности и по сельскохозяйственной продукции — 46%;

по сырью и готовой продукции легкой промышленности — 67%.


На самом деле, однако, эта зависимость еще больше, так как официальная статистика не отражает реального положения. В качестве примера приведу макиладоры. Мексиканские макиладоры делятся на три категории в зависимости от их юридического статуса. Так вот, продукция макиладоров третьей категории (пользующихся правом экстерриториальности) не попадает в статистику Мексики, а учитывается статистикой США. Но при этом и сами предприятия расположены за пределами США, и работают на них не граждане США, а мексиканские рабочие (которых североамериканская статистика, разумеется, не учитывает). Таким образом, получаем, что официальная статистика США, учитывая продукцию американских компаний, произведенную в макиладорах, не только преувеличивает общий объем производства США, но и завышает производительность труда американских рабочих.


Существует масса частных примеров, подтверждающих несоответствие официальной статистики реальному положению дел. Скажем, у меня когда-то был компьютер, привезенный из США. По всем документам он проходил как PC «белой сборки», произведенный в Силиконовой долине. Когда компьютер сломался и был разобран, обнаружилось, что в Силиконовой долине была произведена лишь материнская плата, а все остальное — на Тайване, в Индонезии, Сингапуре, Малайзии, Таиланде, Индии и Южной Корее. Хотя, безусловно, статистика уже посчитала этот компьютер как «произведенный в США». Другой пример: одна из моих бывших учениц, живущая ныне в Мюнхене, купила мужу костюм для торжественных случаев — в магазине, торговавшем только немецкой дорогой мужской одеждой. По всем документам выходило, что костюм произведен солидной и известной немецкой фирмой. И лишь дома, проглаживая изнутри брюки, моя ученица обнаружила в шве крошечный ярлычок, из которого следовало, что костюм на самом деле сшит в городе Орша (в Белоруссии). Опять-таки, нет никаких сомнений, что этот товар учтен статистикой как произведенный в ФРГ.


Говоря иначе, капиталистическая метрополия («первый мир») превратилась в коллективного эксплуататора капиталистической периферии («третьего мира»). За счет сверхприбылей, извлекаемых западными монополиями из «третьего мира», в странах «первого мира» производится — через систему перераспределения доходов с помощью налогов — массовый подкуп населения, в том числе широких слоев трудящихся. Это значит, что метрополия приобретает все более отчетливый характер паразитического образования — подобно метрополии в Римской империи, жившей за счет эксплуатации и ограбления провинций и соседних земель.


В самом подкупе трудящихся правящими слоями и классами нет ничего нового или удивительного: этот феномен давно описан классиками марксизма на примере «рабочей аристократии». Просто сегодня грандиозность сверхприбылей позволяет распространить эту стратегию на куда более широкие слои населения.


Одновременно с этим правящие слои и классы стран капиталистической метрополии, сделав вывод из опыта большевистской и других революций, проводят сознательную политику, направленную на максимальное сокращение численности рабочего класса (и в первую очередь промышленного пролетариата) в странах «первого мира» — с тем чтобы изменить классовый состав населения, увеличить число мелких собственников и лиц, занятых в секторе обслуживания и развлечений, лиц, напрямую зависящих от интересов правящих классов и принадлежащих зачастую уже к паразитическим или полупаразитическим социальным группам. Торговцы, лакеи, проститутки и шуты вытесняют тех, кто своим трудом производит материальные блага — основу любой цивилизации.


Это значит, что традиционная ориентация левых в странах метрополии на рабочий класс обречена на поражение: во-первых, потому что подкупленный рабочий класс не может быть революционным, а во-вторых, потому что и сам этот рабочий класс численно очень быстро сокращается, что, разумеется, ведет к падению его влияния в обществе. Деградация социал-демократов и лейбористов до неолибералов вовсе не является случайной и тем более не является продуктом чьей-либо злой воли: это естественный ответ на социальные изменения, происходящие в Западной Европе.


Отсюда вытекает отсутствие перспектив революции в странах «первого мира» (паразиты и эксплуататоры не бывают революционерами) и перемещение революционных центров в страны «третьего мира». У левых в странах «первого мира» нет будущего — если, конечно, не считать «будущим» повторение позорного пути европейских социал-демократов и лейбористов, предавших свои идеалы и превратившихся в орудие крупного капитала.


В высшей степени показательно то, что современные левые стран метрополии не смогли предложить никаких стратегий борьбы, кроме реформистских: борьбы за права меньшинств, за женское равноправие, за права иммигрантов и бездомных, в защиту окружающей среды и т.п. — то есть предложили действия, направленные на частичное улучшение капитализма (что позволяет сделать капитализм привлекательным для большей части людей и, таким образом, уменьшить число борцов за социализм), а не на уничтожение его. Все это, разумеется, совершенно не опасно для власти капитала.


Точно так же не опасен для капитализма и так называемый антиглобализм — тем более в его цинично реформистском виде, проповедуемом АТТАК (отчисление процента от финансовых спекуляций предполагает заботу о процветании и расширении этих спекуляций), и в его карнавальном виде, столь нравящемся западным левым (карнавал по определению не борьба, а спектакль— еще Меттерних говорил: пока народ танцует — он не опасен).


В организационном же плане стратегия, предложенная «антиглобалистами» —массовые движения вместо «тоталитарных» строго централизованных организаций — бесперспективна, потому что, во-первых, эти движения прозрачны для классового противника и его спецслужб, а во-вторых, потому что политический противник уже нашел и опробовал на практике противоядие этой стратегии: научился сам создавать — в том числе и с помощью финансового подкупа — массовые общественные движения контрреволюционного, реакционного характера. Это показал опыт «цветных революций» в Югославии, на Украине и в Грузии (и — что менее известно — в Болгарии и Румынии).

Современные западные левые продемонстрировали свое убожество уже тем фактом, что не смогли возглавить (не говорю: организовать)ни один случай массового радикального противодействия политике неоглобализма в странах «первого мира» — начиная с уличных боев с полицией рыбаков и портовых рабочих в Испании и кончая беспорядками во французских HLM-ах.


Есть, однако, возможность спасти свою репутацию — у тех левых из стран «первого мира», кто сознательно отдаст все свои силы, всю свою жизнь революционной борьбе в странах «третьего мира». Собственно, отдельные западные левые 60–70-х годов показали такой пример еще в XX веке: те французские, испанские, итальянские товарищи, кто присоединился к герилье в странах «третьего мира»; те североамериканские левые, кто счел необходимым приехать в Венесуэлу, чтобы стать советниками правительства Уго Чавеса, а также и те, кто (как РАФ в ФРГ) открыто провозгласил себя вооруженным агентом революционных сил «третьего мира» в «первом».


Вообще говоря, навязывавшаяся всему мировому левому движению из Москвы в советский период точка зрения, согласно которой наиболее развитые капиталистические страны находятся ближе всего к социалистической революции, — точка зрения не марксистская,не диалектическая и не научная, а позитивистская. Сам Маркс был диалектиком и хорошо понимал, что общественный прогресс в классово разделенных, эксплуататорских обществах протекает не по позитивистским схемам, а проводится в жизнь теми силами, которые предварительно оказываются жертвами этого прогресса, — и прямо писал об этом в «Нищете философии».


Единственной перспективной глобальной революционной стратегией сегодня становится стратегия создания революционных очагов в странах «третьего мира», установление горизонтальных связей между этими очагами — с игнорированием «первого мира», его основных имперских культурных институтов и языков — с последующей вооруженной борьбой, организацией восстаний, созданием «освобожденных зон» и захватом власти в конкретных странах, которые затем сознательно должны стать тыловыми базами мирового революционного процесса.


Эту стратегию невозможно было осуществить в начале XX века: суперэтатистские революции, подобные большевистской, де-факто решали задачи революций буржуазных (индустриализация, решение аграрного вопроса и осуществление культурной революции), и потому страны тогдашней периферии и полупериферии (где, собственно, и происходили антибуржуазные революции) вынуждены были учитьсяу стран метрополии, обращаться к их культуре и технологиям. Более того, горизонтальные связи — по причине неразвитости коммуникаций, информационных технологий и национальной обособленности мира — между революционными силами стран периферии было очень трудно наладить (по этой причине, например, революционеры колоний Британской империи вынуждены были общаться через метрополию и на языке метрополии).


С глобализацией эти препятствия устраняются. Более того, нет никакой нужды обращаться к культуре современного Запада, так как это культура деградации: после 70-х годов XX века культура и гуманитарные науки стран метрополии, разложенные постструктурализмом и постмодернизмом, так и не явили миру никаких серьезных достижений (что, кстати, типично для паразитических обществ). В начале XX века капитализм был на подъеме, буржуазия — если смотреть не с национальных точек зрения, а с точки зрения планетарной — все еще была восходящим классом, связанным в первую очередь с реальным материальным производством. Сегодня же капитализм обозначил пределы своего качественного развития, продолжая развиваться лишь количественно, хищнически исчерпывая при этом планетарные запасы, а класс буржуазии связан в первую очередь со сферой финансов— и даже внутри этой сферы преимущественно со спекулятивным, виртуальным капиталом. У сегодняшнего капитализма неттакого опыта, который есть смысл заимствовать антикапиталистическим силам.

Победа масскульта в области искусства и литературы, победа постмодернизма и отказ от научного подхода в области гуманитарных наук, победа «мультикультурализма» и «политкорректности» в социальной жизни, победа обскурантизма, религиозного фундаментализма и неолиберализма в идеологии на современном Западе — не случайность, а закономерность, связанная с паразитическим характером метрополии. Искусство и литература, философия и гуманитарные науки современного Запада не имеют более никакой прогрессивной общественной ценности (это относится и к западным левым — достаточно сравнить откровенно масскультовские, на грани бульварщины, бестселлеры Тони Негри «Империя» и «Multitude» с его же действительно серьезными и по-настоящему пионерскими работами 60–70-х годов). Мы наконец дожили до момента, когда можно и нужно не учиться культурно у развитых капиталистических стран (учиться там нечему), а развиваться самостоятельно на основе противостояния буржуазной «культуре».


К сожалению, техническое превосходство «первого мира» невозможно игнорировать. И речь идет не только о военном превосходстве, но и — в первую очередь — о превосходстве в области контролянад политической и общественной сценой, над организациями и индивидами, контроля за социальным поведением и социальным действием. Империализм активно разрабатывает и внедряет в жизнь — с помощью спецслужб, получивших исключительные права и полномочия (для этого и была развязана «антитеррористическая» истерия) — методы и механизмы тотальной слежки и тотального контроля, а следовательно, и тотального подавления.


Это значит, что — по общим правилам — смогут выжить, закрепиться и создать революционные очаги сопротивления только те революционные силы, которые окажутся непрозрачными для империализма. Говоря иначе, революционные силы нуждаются в зонах автономии. Опыт XX века показал, что эффективными зонами автономии являются такие формы организации, которые игнорируют законы и волю классового и политического врага и на которые классовый и политический враг не может эффективно влиять в силу того, что не располагает достоверной информацией о положении в них. Это, например, подполье и партизанский отряд.


Классовый и политический враг навязывает свои правила игры через государство как машину прямого классового подавления и через «гражданское общество» — как дублирующую (формально независимую от государства) систему классового подавления. Однако еще Грамши указывал, что именно из-за наличия при капитализме этой дублирующей репрессивной системы — «гражданского общества» — революционные силы смогут победить, лишь противопоставив институтам буржуазного «гражданского общества» институты своего, антибуржуазного «контр-гражданского общества», то есть создав такую общественную сферу, которая непрозрачна для противника и на территорию которой он не допускается. Опыт XX века показал, что это — территория революционной культуры и институтов революционного «гражданского общества», в наиболее полном виде осуществленных в практике герильи (опыт Китая, Вьетнама, Кубы, Гвинеи-Бисау, Никарагуа).


Все же попытки играть на чужой территории — на территории буржуазного «гражданского общества» — потерпели неизбежное поражение, поскольку были стратегией легальной деятельности — на условиях противника, внутри этого общества (с иллюзорной целью «захвата гегемонии»)вместотого, чтобы быть стратегией разрушения, уничтожения буржуазного «гражданского общества».


Стратегически верным является не дублирование институтов буржуазного «гражданского общества» и буржуазных культурных институтов, аотказот них, замену их другими институтами — такими, создания которых требуют непосредственные задачи мировой революции. СССР после 20-х годов и страны Восточного блока совсем не случайно в культурном (и бытовом) плане были очень буржуазными: они не были революционными странами. Из этого печального опыта необходимо сделать выводы и не повторять ошибок Советского Союза и других суперэтатистских стран. Говоря иначе, уже сегодня необходимо тщательное изучение (критическое, конечно) раннего революционного культурно-общественного опыта Советской России 20-х годов, первых революционных лет Вьетнамской, Кубинской, Никарагуанской и т.п. революций.


Наконец, важным условием победы является отказ от основных языков мирового империализма — в первую очередь (и в обязательном порядке) от английского. США как мировой жандарм вполне сознательно навязывают всей планете английский как международный язык: это облегчает контроль над планетой. Далеко не случайно то, что все достижения радикальных антибуржуазных сил в последнее время (пусть локальные) были осуществлены там, где эти силы игнорировали английский язык (и старались уклониться от других языков мирового империализма, таких как французский и немецкий): это Чьяпас, где революционная пропаганда велась на языках майя, Эквадор и Боливия, где революционная пропаганда велась в первую очередь на языках кечуа и аймара, Непал и Индия, где маоистские повстанцы ведут пропаганду на местных языках (и лишь в крайнем случае — на хинди и непали). Говоря иначе, мировой империализм проворонилэти очаги сопротивления именно из-за своей имперской самоуверенности— из-за убеждения, что все важные документы обязательно будут переведены на английский.


Бойкот языков метрополии (в обязательном порядке — английского) в горизонтальных связях революционных сил периферии — с одновременным изучением языков друг друга — сделает эти силы куда менее прозрачными для империализма и, следовательно, куда более опасными для него.


Стратегия мировой революции как мировой партизанской войны, исходящей из «третьего мира» — долговременная стратегия (даже для действий локального масштаба). Опыт показывает, что подготовка любого вооруженного очага сопротивления требует длительного времени: 20–25 лет потребовалось для подготовки восстания в Чьяпасе; 20 лет — для подготовки герильи «Сендеро луминосо» в Перу; маоистская герилья в Непале и Индии развернута организациями, созданными в подполье (или ушедшими в подполье) в конце 60-х; победоносные массовые уличные выступления в Эквадоре и Боливии были организованы индейскими союзами, созданными в середине 70-х. Следовательно, эта стратегия не имеет ничего общего с пресловутым «вспышкопускательством», «устройством революции с сегодня на завтра», о которых любят говорить (и которые любят критиковать) наши и западные «академические левые». Эти «академические левые» своей критикой лишь маскируют собственную трусость, собственную неспособность к активной борьбе и собственную корыстную заинтересованность в сохранении статус-кво: они более или менее благополучно устроены внутри буржуазного общества и боятся в результате каких-либо «резких движений» потерять то, что имеют. Любимое занятие «академических левых» (в свободное от службы в буржуазных академических институтах и написания академических статей для буржуазных академических журналов время) — это проведение «научных конференций». Однако мировой истории не известен ни один случай, чтобы научные конференции породили социальную революцию!


Можно заранее предсказать, что раз революционные центры переместились на капиталистическую периферию, то страны «новой периферии» (бывшие страны Восточного блока), как относящиеся или претендующие на статус стран полупериферии, последними присоединятся к революционной борьбе. Одни из них — те, кому действительно удастся стать странами полупериферии (пока это явно удалось лишь Словении) — в силу самого статуса полупериферийности. Остальные — потому, что для успешного развития революционного движения в этих странах должны быть выполнены два условия, требующие немалого времени:


1) должна произойти смена поколений — с исторической арены должны уйти заведомо бесперспективное для революции «советское» поколение, а затем и отравленное разнузданной антикоммунистической пропагандой, впитанной в подростковом возрасте, поколение тех, кто восторженно принял приход капитализма;


2) должны вновь сложиться уничтоженные при власти контрреволюционной сталинской бюрократии традиции самостоятельного радикального левого оппозиционного движения.


Необходимо, наконец, понимание того, что территории, освобожденные от капитализма революционными силами — это касается и целых стран — не могут быть ничем другим, кроме тыловых баз мировой революции. Опыт СССР показал, что всякий иной подход, иная стратегия самоубийственны. Объективно сегодня нет условий для совершения социалистической революции: нигде в мире производительные силы не развились настолько, чтобы выйти за пределы экономической формации и индустриального способа производства. (Все сказки о «постиндустриальном» обществе — бред, основанный на паразитическом характере, который принял сегодня «первый мир». Если следовать этой логике, то богатые кварталы капиталистических городов всегда были «постиндустриальным обществом».) Следовательно, необходимо развести понятия революции антибуржуазной и революции социалистической — чтобы не обманываться самим и не обманывать других. Грядущие антибуржуазные революции будут вынужденно суперэтатистскими, и общества, порожденные этими революциями, будут обществами крайне несовершенными, суперэтатистскими, все оправдание существования которых будет в том, что они станут зонами социально-экономических и культурных антикапиталистических экспериментов (в ходе которых путем отбора будут формироваться новые — постбуржуазные — культура, психология и общественные отношения) и послужат плацдармом для революций в других странах, революций, цепь которых в конце концов покончит с мировым капитализмом.


В этом смысле негативный опыт суперэтатистских стран (СССР и других) бесценен, так как позволяет заранее составить представление об опасностях,объективно угрожающих победившим антибуржуазным революциям.


Социалистическая революция, которая может быть только мировой и которая не будет развиваться по тем же законам, по каким развиваются буржуазные и суперэтатистские революции, — дело отдаленного будущего. Однако антибуржуазные революции смогут увидеть — и принять в них участие — наши современники. Наконец, надо иметь в виду, что будущее открыто — и если эту стратегию в глобализующемся мире не смогут по каким-то причинам реализовать левые, ее может осуществить какой-либо другой противник «первого мира», например, исламские радикалы, которые сегодня выступают в качестве силы, регионально противостоящей западному империализму, но которые в условиях бездействия левых могут стать силой глобальной (и именно эта антиимпериалистическая потенция делает сегодня исламский радикализм столь привлекательным в мире — неслучайно в одной только ФРГ ежегодно 10 тысяч немцев переходят в ислам).


источник
Развернуть

песочница политоты ликбез социализм много букв статья ...политика 

Александр Тарасов


Суперэтатизм и социализм
К постановке проблемы


Для левых всего мира актуальными сейчас являются два вопроса: осознание причин поражения советского эксперимента и обновление социалистической теории. Для того, чтобы решить эти вопросы, необходимо сначала строго на научной основе разобраться в том, чем являлся в действительности так называемый реальный социализм, и составить представление о подлинно социалистическом (коммунистическом) обществе, о социалистическом (коммунистическом) способе производства.


Первая проблема важна не только потому, что левые должны извлекать уроки из собственных ошибок и не могут двигаться вперед, не разобравшись в собственном прошлом, но и потому, что на постсоветском пространстве существуют довольно влиятельные силы, активно действующие на политической арене и ориентированные на восстановление в общих чертах именно «реального социализма». Без решения обеих проблем невозможно обновление социалистической теории, а обновление это чрезвычайно необходимо, так как старая социалистическая теория серьезно дискредитирована в сознании мыслящей части левых, в то время как реальная действительность толкает значительную часть людей, считающих себя левыми, на путь активной борьбы с капитализмом, а организованные силы, ведущие эту борьбу, в большинстве своем пребывают в объятиях догм старых социалистических учений. Понятно, что это может, в лучшем случае, привести лишь к повторению истории.


Сначала о «реальном социализме». Существуют, как известно, две основные точки зрения на природу советского строя: что это действительно был социализм (искаженный либо даже неискаженный) и что существовавший в СССР и других странах «восточного блока» строй не был социализмом. Сторонники последней точки зрения в основном считают этот строй государственным капитализмом. Все остальные точки зрения (например, что «реальный социализм» являлся соединением капиталистического базиса с феодальной (или социалистической) надстройкой, или, как у Молотова, что он являлся «переходным периодом от капитализма к социализму»), строго говоря, научно не аргументированы и не выдерживают критики.


Оставаясь в рамках марксистской МЕТОДОЛОГИИ, представляется несложным доказать, что советское общество не было социалистическим (коммунистическим). При этом я, естественно, игнорирую сталинистское разделение коммунизма на две ступени – социализм и коммунизм, – как изобретенное специально для объяснения того, почему строй СССР не соответствовал представлениям основоположников научного коммунизма о социализме. Конъюнктурность и заданность этого «изобретения» сталинской науки очевидны. Следовательно, надо вернуться к марксовому пониманию, а именно, что социализм и коммунизм суть синонимы.


Итак, мы знаем основные характеристики социалистического (коммунистического) общества: это бесклассовый безгосударственный нетоварный строй прямой демократии (демократии участия), преодолевший эксплуатацию и отчуждение, основанный на общественной собственности на средства производства и порожденный социалистическим (коммунистическим) способом производства.


Очевидно, что «реальный социализм» этим ОСНОВНЫМ характеристикам социализма не соответствовал. При «реальном социализме» мы имели

а) государство (которое даже расширило свои полномочия по сравнению с капитализмом – вместо того, чтобы «отмереть»);

б) товарно-денежные отношения, которые неизбежно, по Энгельсу, должны были порождать капитализм;

в) институты буржуазной представительной демократии (к тому же суженной, по сути, до олигархии);

г) эксплуатацию и отчуждение, по интенсивности и тотальности не уступавшие эксплуатации и отчуждению в капиталистических странах;

д) государственную (а не общественную) собственность на средства производства;

е) общественные классы;

и наконец

ё) тот же, что и при капитализме, способ производства – крупнотоварное машинное производство или, иначе говоря, индустриальный способ производства.

В то же время можно доказать, что «реальный социализм» не был и капитализмом: отсутствовал рыночный механизм (даже со времен «либермановской» реформы возникли лишь некоторые элементы рыночной экономики, но не собственно рынок, в частности, полностью отсутствовал рынок капиталов, без которого рыночный механизм в принципе неработоспособен); государство не выступало как частный собственник и совокупный капиталист (как это должно быть при госкапитализме), то есть в качестве одного (пусть главного) из субъектов экономики, а поглотило экономику и пыталось поглотить общество, то есть государство, скорее, выступало как совокупный феодал по отношению к своим гражданам, не имея в то же время возможности выступать в таком же качестве по отношению к иным средствам производства (ввиду отсутствия частной собственности и других «феодалов»); полностью отсутствовала конкуренция и т.д.

Я полагаю, что в СССР (и других странах «реального социализма») мы имели дело с особым общественно-экономическим строем – СУПЕРЭТАТИЗМОМ, строем, парным капитализму в рамках одного способа производства – индустриального способа производства.

В марксистской традиции строй именуется по наиболее прогрессивному собственнику («рабовладельческий строй», а не «рабский» – от рабовладельца; «феодализм» – от феодала, а не от крепостного крестьянина; «капитализм» – от капиталиста, а не от рабочего). В этом смысле правильнее было бы именовать суперэтатизм просто ЭТАТИЗМОМ, но этот термин пока, к сожалению, в общественных науках, как принято говорить в таких случаях, переоккупирован.


В чем причина возникновения такой сложной конструкции, не встречавшейся ранее в марксизме, как два парных друг другу строя в рамках одного способа производства? Очевидно, в разнице собственников, видов собственности. Таким образом, получаем, что общественно-экономический строй формируется двумя основными признаками: СПОСОБОМ ПРОИЗВОДСТВА и СОБСТВЕННОСТЬЮ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА. Достаточно изменения одного из этих признаков – и изменится строй. В самом деле, переход от рабовладения к феодализму и от феодализма к капитализму сопровождался изменением способа производства, но не изменением формы собственности: во всех трех случаях мы имеем дело с ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА.


Более того, в истории человечества уже был случай, когда в рамках одного способа производства существовали два парных общественно-экономических строя: это период античности, когда существовало классическое рабовладение (на Западе) и то, что Маркс называл «азиатским способом производства» (на Востоке). В советский период дважды в общественных науках (в 20-е – 30-е гг. и в 60-е гг.) возникали бурные дискуссии об «азиатском способе производства», которые закачивались ничем (поскольку были погашены указаниями сверху). Сам Маркс, как известно, решил к концу жизни пересмотреть свои взгляды на «азиатский способ производства», заподозрив, что никакого отдельного «азиатского» способа производства не было. Смерть не дала завершить ему эту работу. Между тем, Маркс был прав в своем подозрении. Сегодня мы обладаем достаточным количеством эмпирических данных для того, чтобы определять и «азиатский» и «античный» способы производства как один способ производства: крупнотоварное немашинное (домашинное) производство. Разница между Западом и Востоком заключалась лишь в форме собственности: классическое рабовладение на Западе предполагало частную собственность на средства производства, в то время как на Востоке существовала государственная собственность на средства производства (иногда она выступала в завуалированной форме: в форме «сакральной» собственности, когда средства производства формально принадлежали даже не государству, а богу или богам, или в форме «царской» собственности на средства производства – при этом царь (верховый жрец) не был частным собственником, а лишь менеджером, распорядителем «царской» («сакральной») собственности). Говоря иначе, то, что Маркс определял как «азиатский способ производства», надо бы называть ЭТАТИЗМОМ (ЭТАТИЗМОМ-I, в отличие от этатизма-II, суперэтатизма).


Ограниченный размерами статьи и ее жанром («к постановке проблемы»), я не стану развивать далее эту тему, тем более, что она заслуживает отдельной серьезной и аргументированной статьи, если не монографии. Скажу лишь, что парность строев при одном способе производства проявляется, как мы видим, при переходе от первобытного коммунизма к классовым обществам, к частной собственности – и наоборот, при переходе от частной собственности к социализму, что говорит, видимо, либо о сложности такого процесса, либо о неоднородности его в различных цивилизациях. Возможно, это связано с наличием или отсутствием в данном обществе такого института, как община.


Итак, при суперэтатизме собственником становится государство, а все граждане превращаются в наемных работников на службе государства. Государство, таким образом, превращается в эксплуататора, присваивает себе прибавочный продукт. При суперэтатизме ликвидируются антагонистические классы, а классовые различия вытесняются в сферу надстройки. Общество оказывается состоящим их трех основных классов: класса рабочих, класса крестьян и класса наемных работников умственного труда, который при ближайшем рассмотрении оказывается состоящим из двух крупных подклассов: управленческого аппарата, чиновничества, во-первых, и интеллигенции, во-вторых. Складывается своеобразная СОЦИАЛЬНАЯ ОДНОРОДНОСТЬ общества, в определенной степени – ОДНОМЕРНОСТЬ (если воспользоваться, переосмысляя его, термином Маркузе). Границы между классами размываются, облегчается переход из одного класса в другой, что является достоинством по сравнению с капиталистическим обществом.

Другим достоинством суперэтатизма по сравнению с капитализмом является ликвидация конкуренции – с присущей ей огромной тратой ресурсов и средств на конкурентную борьбу, на рекламу (как известно, на Западе расходы на конкурентную борьбу и рекламу иногда достигают 3/4 всех доходов компании).


Важным достоинством оказывается возможность преодолеть стихию рынка при помощи планирования, что позволяет – в идеале – рационально и экономно подходить к затрате ресурсов, а также прогнозировать и направлять научно-технический прогресс.

Наконец, важным достоинством суперэтатизма является возможность концентрировать в одних руках (государства) огромные материальные, людские и финансовые ресурсы, что обеспечивает высокую выживаемость системы в экстремальных условиях (как это было с СССР во II Мировую войну).


Социальные институты суперэтатизма, на которые любят указывать в качестве «важнейших достижений» сторонники «реального социализма» – бесплатное образование, здравоохранение, системы детского дошкольного и внешкольного образования и воспитания, рекреационные системы, дешевые жилье и общественный транспорт – собственно, не являются «достоинствами» суперэтатизма. Они порождены специфическими отношениями между государством и наемными работниками, напоминающими отношения между феодалом и его крестьянами: поскольку рынок рабочей силы был ограничен наличным количеством граждан и внешнего рынка рабочей силы не было, то, естественно, государство – работодатель и собственник средств производства – вынуждено было взять на себя заботу о здоровье, образовании и условиях жизни своих работников, так как это непосредственно сказывалось на производстве и, в первую очередь, на производстве прибавочного продукта, на доходах государства. Высокий уровень прибавочной стоимости достигался при суперэтатизме за счет чрезвычайно низкой заработной платы, но, в то же время, часть получаемых государством сверхприбылей перераспределялась затем через государственные структуры в пользу наемных работников в форме социальных программ, а также путем искусственного занижения цен на внутреннем рынке на продукты и товары первой необходимости, жилье и общественный транспорт. Государство таким образом, во-первых, понуждало граждан направлять часть своих доходов в выгодном для государства как собственника средств производства и работодателя направлении (например, на образование и санитарно-гигиенические цели), а во-вторых, могло контролировать получение необходимого минимума услуг и прав (образование, например) всеми гражданами без дискриминации, с одной стороны, и без самодискриминации (сознательного уклонения) – с другой.


Таким образом, при суперэтатизме наемный работник получал не обязательно хорошего качества, но гарантированно и даже в обязательном порядке то, что при капитализме он должен был покупать на рынке товаров и услуг как раз за ту часть зарплаты, которая (приблизительно, конечно) ему при суперэтатизме не оплачивалась.


Говоря иначе, и капитализм, и суперэтатизм не имели в этой сфере явных преимуществ, а лишь по-разному расставляли приоритеты: ДОСТУПНОСТЬ и ГАРАНТИРОВАННОСТЬ при суперэтатизме (с потерей качества и разнообразия) – и КАЧЕСТВО и РАЗНООБРАЗИЕ при капитализме (с потерей доступности и гарантированности). Нетрудно заметить, что вся разница объясняется прагматической причиной: наличием при капитализме внешнего для собственника средств производства по сути неограниченного рынка рабочей силы – и отсутствием такого рынка для собственника средств производства при суперэтатизме.


Что касается недостатков суперэтатизма по отношению к капитализму, я на этом специально останавливаться не буду, поскольку в последние 10 лет наши и зарубежные СМИ только об этом и говорили и писали.


Во всех известных нам странах суперэтатизм решал и решил те же вопросы общественного и экономического развития, что и капитализм, а именно:

а) ликвидация институтов феодализма и

б) индустриализация.


В этом смысле суперэтатистские революции были равнозначны революциям буржуазным – с той лишь разницей, что если в буржуазных революциях буржуазия оставалась гегемоном, используя часто пролетариат и крестьянство как массовую движущую силу революции, то в суперэтатистских революциях пролетариат (и/или крестьянство – в Китае, во Вьетнаме, на Кубе и т.д.) превращался из массовой движущей силы в гегемона, уничтожив, наряду с классом феодалов, и буржуазию.


Особенностью суперэтатизма явилось то, что он как строй не имел собственной идеологии и был вынужден пользоваться чужой – и даже чуждой себе – идеологией марксизма. Это естественно. Класс буржуазии сформировал в основном свою идеологию еще при феодализме – и осуществлял буржуазные революции уже под флагом этой идеологии. Государство – не класс, государство – всего лишь машина, существующая во всех классовых обществах, некому и незачем было создавать обожествляющую машину идеологию.


Кстати, отсутствие собственной, адекватной идеологии – одна из причин краха суперэтатизма в СССР и других странах советского блока.

За десятилетия сталинского режима, конечно, была проведена грандиозная работа по извращению марксизма и приспособлению его к нуждам суперэтатистского строя. В целом эту работу, как показала историческая практика, можно считать неудачной. Однако определенные плоды эта работа, конечно, дала – и мы можем сейчас наблюдать последствия этих усилий в идеологии «обожествления государства», которую проповедует, например, Г. Зюганов. Интересно, что и при позднем капитализме, при государственно-монополистическом капитализме, возникли идеологи и даже идеологические школы, которые, если внимательно присмотреться, разрабатывают именно идеологию суперэтатизма – в чистом виде, уже без марксистской окраски. В качестве яркого примера можно привести Берреса Ф. Скинера и близких к нему представителей необихевиоризма.


Это связано, видимо, с чрезвычайным усилением в эпоху позднего капитализма бюрократии. Бюрократия – единственный социальный слой, который получил выгоду от суперэтатизма. Государство персонифицируется в государственных служащих, то есть в чиновничестве, в бюрократии. По отношению к государству при суперэтатизме чиновник, бюрократ выступает, как и все остальные, в качестве наемного работника. Однако по отношению к другим наемным работникам он выступает в качестве менеджера, управленца, агента власти, зачастую – работонанимателя (то есть отчасти работодателя). Не будучи классом, а лишь бездушной машиной, государство при суперэтатизме не имеет каких-то классовых интересов. Бюрократия же, как справедливо писал Маркс, воспринимает государство как свою коллективную собственность. Это значит, что бюрократия паразитирует на государстве, постоянно пытаясь перераспределить часть государственных доходов в свою пользу – и нанося этим ущерб и обществу в целом, и самому государству.


Инстинктивно всякое государство с этим борется. Помимо государства с аппетитами бюрократии борются обычно и правящие классы, которые тоже рассматривают государство как СВОЮ коллективную собственность. При суперэтатизме, где правящих классов нет, государство либо должно бороться с частными аппетитами чиновничества очень жестко (при Сталине, например, как мы помним, управленческий аппарат подвергался систематическим репрессиям), либо смириться с угрозой тотального растаскивания государственных доходов чиновничеством, а в перспективе – и с перераспределением государственной собственности в пользу чиновничества. Что и произошло в конце концов в СССР и в других странах советского блока. Государственная машина способна противостоять частным интересам чиновников, лишь используя для этого других чиновников. Если же бюрократы от осознания своих ЧАСТНЫХ интересов разовьются до осознания своих СОСЛОВНЫХ интересов, то есть если бюрократия станет СОСЛОВИЕМ ДЛЯ СЕБЯ, – суперэтатистское государство окажется бессильным перед угрозами утраты собственности и превращения бюрократов (менеджеров) в собственников (капиталистов, бюрократ-буржуазию). Что мы и наблюдали недавно.


Теперь о подлинном социализме (коммунизме). Пролетарские революционеры не смогли создать социалистическое общество по двум основным причинам. Во-первых (и в главных), к моменту совершения пролетарских революций, вопреки марксистским принципам, и в ближайшей перспективе не было видно признаков нового способа производства, не говоря уже о том, чтобы он в общих чертах сформировался в недрах старого. Во-вторых, был ошибочно определен основой революционный субъект – пролетариат.

Вторую ошибку допустил уже сам Маркс. Марксистская методология предполагает, что революционный субъект должен появиться, как сейчас бы сказали, вне Системы. Не рабы уничтожили рабство и не крестьяне – феодализм. Точно так же не пролетариат должен был стать могильщиком буржуазии. Однако рассуждения Маркса нетрудно реконструировать. Не обнаружив вокруг себя класса, который, подобно буржуазии в феодальном обществе, существовал бы вне основного экономического уклада и представлял бы новый способ производства, Маркс обратил свой взор на наименее заинтересованный в капитализме класс – пролетариат. Маркс предполагал, что рабочие, не заинтересованные в своем статусе НАЕМНОГО РАБОТНИКА, взяв власть, приложат усилия к тому, чтобы изменить условия своего труда и сам способ производства. Мы знаем, что Маркс как практический политик был гораздо слабее Маркса-философа, кроме того, Маркс как человек был достаточно нетерпелив (вспомним, как он спорил с Энгельсом, когда именно – при его жизни – произойдет социалистическая революция). С одной стороны, Маркс еще в 1857-1859 гг. осознал, что именно ЗНАНИЕ должно стать непосредственной производительной силой будущего общества, с другой – НТР, которая показала, что это теоретическое положение Маркса верно, началась лишь во второй половине 40-х гг. XX в. Методологически получалось, что ведущим субъектом социалистической революции должен стать ученый (или, шире, интеллигент), на практике Маркс при жизни не видел и малейших признаков этого.


Это заложило некоторые явные противоречия в построения Маркса. С одной стороны, индустриальный способ производства неизбежно товарен, с другой – социалистический способ производства, как справедливо утверждал Маркс, – нетоварен. Материальный продукт НЕИЗБЕЖНО превращается в товар в ходе обмена. И лишь ЗНАНИЕ не является, строго говоря, товаром. Товар при обмене (продаже) отчуждается от одного владельца и переходит к другому. Знание при обмене (продаже), став «собственностью» покупателя, не отчуждается и от продавца. Поэтому знание в капиталистическом обществе никогда не оплачивается по своей полной стоимости. Это отражается и на оплате труда тех, кто создает и передает знание – ученых и преподавателей.


Более того, способ производства, основанный на знании, оказывается таким способом производства, при котором возможно ПРЕОДОЛЕТЬ ОТЧУЖДЕНИЕ. Знание неотчуждаемо от его создателя и носителя. Он контролирует весь процесс «производства» знания.

Знание, наконец, находится уже сейчас по сути в ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ человечества. Несмотря на все попытки превратить знание в товар, закрепить в частном владении интеллектуальную собственность, 99,95% суммарного знания человечества общедоступно. Даже в ядерной физике засекречено лишь 0,35% информации и, очевидно, еще меньше подлинного знания. Объективные общественные потребности диктуют необходимость поддерживать режим доступности и открытости знания.


Производство и владение знанием бессмысленны, если «собственник» знания не делится им с обществом. Ученый (работающий в сфере научного знания) и художник (работающий в сфере художественного знания) предназначают плоды своей деятельности именно для окружающих.


Знание, наконец, удовлетворяет тому требованию, которое Маркс предъявлял к общественной собственности – чтобы она одновременно была и индивидуальной. Без этого, по Марксу, невозможно преодоление отчуждения, не произойдет диалектического снятия частной собственности. Общественная собственность, не бывшая в то же время индивидуальной, известна по первобытному коммунизму – и провоцирует присваивающую экономику.


Однако до начала 80-х гг. XX в., до эры персональных компьютеров и мировых компьютерных сетей, было неясно, на каких именно материальных носителях может осуществляться способ производства, основанный на знании. PC и оказался таким орудием труда и средством производства, который может быть одновременно в индивидуальной и общественной собственности (как это показывают мировые компьютерные сети). Ученый, писатель, архитектор, музыкант, модельер, работающий на своем PC, зависит от мировых сетей и баз данных и нуждается в них. С другой стороны, эти сети и базы данных лишены смысла, если у их не будет пользователей.


Наконец, тотальная компьютеризация и информатизация делают возможной прямую демократию. Когда-то Вольтер говорил, что прямая демократия хороша для маленьких стран, но неосуществима в больших (например, во Франции) – из-за расстояний и затрат времени. Современные коммуникации позволяют действовать одномоментно независимо от расстояний. Поголовная компьютеризация дает возможность всем членам общества участвовать в выработке и приятии решений и в контроле над их воплощением в жизнь.


Знание, став основной производительной силой, неизбежно уничтожит индустриальный способ производства. Автоматизация, роботизация и компьютеризация делают ненужной фабрику в том виде, в каком мы ее знаем – они по природе своей стремятся к «малым формам», к децентрализации. Экономическая децентрализация должна повлечь за собой и политическую (вспомним, что Маркс видел социализм как ассоциацию (федерацию) самоуправляющихся коммун). Наконец, автоматизация и компьютеризация вытесняют человеческий промышленный труд (даже высококвалифицированный) и понуждают работников переходить к высокоинтеллектуальному творческому труду. В высокоинтеллектуальном творческом труде преодолевается отчуждение (как господство овеществленного в машинах знания над живым знанием).

Маркс полагал, что социалистическая революция будет мировой. Для этого должен был сформироваться единый мировой экономический механизм, мировой капиталистический рынок. Маркс, как сейчас очевидно, опять торопился и понимал этот мировой рынок несколько упрощенно (как позднее и Ленин). Только сейчас складывается настоящий МИРОВОЙ РЫНОК – то есть рынок, обладающий всеми классическими чертами национального, но распространенный на всю планету. Финансовый мировой рынок уже сформирован, почти полностью (или даже полностью) сформирован мировой рынок сырья, у нас на глазах формируется мировой рынок товаров и услуг и начинает формироваться мировой рынок рабочей силы. Как только этот процесс завершится, можно будет говорить, что период экстенсивного развития капитализма исчерпал себя.


Мировая экономическая интеграция будет неизбежно подталкивать мировую политическую интеграцию (в том числе и в имперской форме). В то же время, исчерпав экстенсивный путь развития, капитализм вынужден будет сосредоточиться на интенсивном. Это повлечет за собой формирование интеллигенции как массового общественного класса – класса работников умственного труда, который капитализм постоянно будет пытаться превратить в класс НАЕМНЫХ работников умственного труда.


Вот эта НОВАЯ интеллигенция, этот новый класс, прямо связанный с новым – социалистическим – способом производства, основанном на знании, и должен стать гегемоном мировой социалистической революции. Для этого, естественно, необходимо, чтобы он стал «классом для себя», осознал свои классовые интересы (ликвидация частной собственности и капитализма и освобождение от положения наемного работника). То есть необходима революционная пропаганда и разъяснительная работа среди интеллигенции. Очевидно, впрочем, что при капитализме интеллигенция (работники умственного труда) как массовая категория населения, как КЛАСС может существовать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в форме НАЕМНЫХ работников умственного труда, что не только не совпадает с ее интересами, запросами и возможностями, но всегда было УНИЗИТЕЛЬНО для творческих личностей. Достаточно очевидно также и то, что союзниками интеллигенции в будущей революции могут стать все наемные работники (в том числе и промышленный пролетариат), поскольку ликвидация статуса наемного работника соответствует и их классовым и социальным интересам – а перспектива превратиться в свободных творцов и тружеников привлекательна и для них.


Сам по себе поздний капитализм в социализм не перейдет. Он уже сейчас активно сопротивляется прорастанию внутри собственного экономического механизма нового способа производства, тормозит научно-технический прогресс. Из-за конкурентной борьбы и установки на «получение прибыли любой ценой» начинает выдыхаться «компьютерная революция», попытки введения частной собственности на знание и информацию (так называемая интеллектуальная собственность) ведут к разбазариванию ресурсов планеты в ущерб человечеству во имя прибылей частных лиц и корпораций (уже сейчас западные химические концерны, например, скупили и «закрыли» свыше 200 патентов на производство нервущихся нейлоновых чулок; компания «Белл» купила еще до I Мировой войны патент на производство неперегорающей лампочки накаливания и тратит огромные деньги на продление этого патента и т.д.).


Наконец, капитализм пытается подменить категорию ЗНАНИЕ категорией ИНФОРМАЦИЯ. Это не одно и то же. Ученые, художники и общество в целом владеют именно ЗНАНИЕМ, в то время как ИНФОРМАЦИЕЙ может владеть и частный собственник как товаром (бюрократ, например, традиционно владеет как товаром именно информацией). Ложное знание, как известно – вовсе не знание. А ложная информация может быть не менее ценной, чем истинная. И т.д.


Очевидно, однако, что «информационное общество» – это шаг к обществу, основанному на знании. Природа информации и природа знания, механизмы их общественного обращения близки друг другу, информация, наконец, как и знание, является «неполноценным товаром», ибо может не отчуждаться полностью при обмене (продаже).


Наконец, я думаю, серьезными проблемами для революционных сил являются:

1) формирование наряду с мировым рынком и единой мировой экономикой мировой имперской системы;

2) финансово-имущественный подкуп широких слоев населения развитых западных стран – за счет неэквивалентного обмена с «третьим миром» – и, следовательно, социальная стабилизация позднего капитализма в развитых западных странах в форме «мещанского рая» и

3) использование капитализмом достижений НТР (как в военной сфере, так и в сфере массовой информации, пропаганды и контроля над сознанием) против революционных сил.


Мне представляется, что эти проблемы, которые придется решать в XXI веке сторонникам социалистической идеи, в конечном счете взаимосвязаны, ибо уже сейчас все три фактора действуют в комплексе. Если левые силы не смогут пресечь стихийно формирующийся сегодня сценарий мирового развития (создание мировой империи из развитых капиталистических стран, живущей за счет остального мира – то есть страдающего от нищеты, голода, войн, болезней и отравленной природы «третьего мира» – и населенной сытым мещанским стадом, «средним классом» с редуцированными культурными и духовыми запросами и готовым силой оружия оберегать свой высокий жизненный уровень и комфорт от «дикарей» «третьего мира») – земную цивилизацию ожидает катастрофа. Неизбежное истощение планетарных ресурсов побудит эту мировую империю в целях самовыживания перейти к таким совершенным и всепроникающим методам контроля и унификации мышления своих подданных, по сравнению с которыми орвелианские и замятинские антиутопии покажутся милыми детскими «страшилками».


источник
Развернуть

песочница политоты нло рептилоиды Путин Владимир Владимирович наркомания статья инопланетяне песочница удалённое ...политота 

26 августа 2016 INQUISITR.COM Оригинал Inquisitr: «Инопланетное оружие» Москвы печалит американских военных 50 152 0 0 Поразительной мощи российского оружия найдено объяснение. По крайней мере, так считает Inquisitr. Ссылаясь на видных конспирологов, издание пишет, что Москва получает технологии от... пришельцев. Якобы с их помощью она вывела из строя оборудование эсминца «Дональд Кук», тем самым нанеся душевную травму американским командирам, а теперь угрожает США в Сирии. Inquisitr: «Инопланетное оружие» Москвы печалит американских военных Ряд американских конспирологов выступил с поразительной теорией, пишет Inquisitr. На их взгляд, Вооруженные силы РФ используют в Сирии продвинутые системы вооружения, разработанные благодаря тайному технологическому договору Москвы с внеземными цивилизациями. Обозреватель издания Veterans Today Джеймс Престон уверен, что на службе российских войск находятся такие инопланетные технологии, как сверхзвуковые торпеды и ракеты, способные совершать в полете сложные маневры. Кроме того, самолеты ВКС РФ якобы оборудованы маскировочной системой НЛО, благодаря которой воздушное судно становится невидимым или не поддающимся обнаружению. Как отмечает издание, эта идея Престона во многом созвучна с теорией другого конспиролога и «разоблачителя космической программы» Кори Гуда. Тот также утверждает, что ведущие мировые державы ведут секретные военные программы, сотрудничая с инопланетянами. В частности, высказывается мнение, что те 8,5 триллиона долларов, за которые не может отчитаться Пентагон, на самом деле были потрачены на тайный космический проект. Этот звездолет, напоминающий корабль «Энтерпрайз» из сериала «Звездный путь», якобы был отправлен в космос со сверхсекретной миссией. Москва также достигла соглашения с пришельцами в рамках космической программы «Космосфера». Путин предположительно возобновил этот договор с неназываемой расой инопланетян «во время встречи на Луне в марте 2015 года». Именно тогда они пообещали предоставить России доступ к передовым технологиям, чтобы поддержать «вторжение страны в Сирию». Конспирологи полагают, что из-за своей безудержной алчности мировая элита вступила в сговор с инопланетянами против остального человечества. Предполагается, что власти скрывают информацию о контактах с внеземными цивилизациями и знания, способные решить мировые проблемы с медициной и продовольствием. Пришельцы используют жадность правящей элиты и готовятся захватить мир к 2030 году, уверены сторонники теории заговора. С этой целью якобы создаются гибриды, которые встраиваются в человеческое общество. Престон заявляет, что боевики «Исламского государства»* – это наемники общества иллюминатов, которое сотрудничает с рептилоидами. По его словам, многие участники террористической группировки являются клонами и киборгами, созданными благодаря генно-инженерным технологиям этой расы пришельцев. Конспирологи считают рептилоидов одним из самых злобных и кровожадных видов пришельцев, борющихся за контроль над нашей планетой. Среди прочих пороков им приписывают людоедство. Несмотря на высокое развитие своих технологий, рептилоиды пока не могут захватить Землю. Дело в том, что им противостоят другие «могущественные и доброжелательные» инопланетяне, в том числе плеядеанцы и арктурианцы. По мнению конспирологов, инопланетяне, заключившие союз с Россией, издавна враждуют с рептилоидами. Поэтому они настояли, чтобы Путин ввел войска в Сирию и нанес сокрушительный удар по позициям иллюминатов, которые контролируют президента США Барака Обаму и все американское правительство. В качестве примера в статье приводится инцидент 2014 года, когда российские военные тестировали возможности своей системы глушения, «основанной на внеземных технологиях». Фронтовой бомбардировщик Су-24, «оснащенный этим инопланетным оборудованием», пролетел над американским эсминцем «Дональд Кук», выведя из строя радиолокационную и оборонную систему корабля. По слухам, некоторые высокопоставленные офицеры США были так расстроены случившимся, что подали в отставку. Они потеряли надежду на то, что в случае полномасштабного конфликта американский военный потенциал может сравниться с российским. Кроме того, утверждалось, что после инцидента Вашингтон спешно вывел из Персидского залива свои авианосцы. «Стало ясно, – заключает Inquisitr, – что у США нет эффективных средств защиты от российской инопланетной технологии». * «Исламское государство» – террористическая организация, деятельность которой в России запрещена (прим. RT). Фото: Reuters Оригинал новости ИноТВ: https://russian.rt.com/inotv/2016-08-26/Inquisitr-Inoplanetnoe-oruzhie-Moskvi-pechalit

Развернуть

#Острый Перец песочница политоты русский язык реформы статья много букв ...политика 

Неотложная реформа русского языка Тезисы заявки на грант Минкультуры РФ 201 б года &Г-- . . Purtod* Tnbto Ы1 Hangul | — “1 1 L. ■ • Л 1 • О! , [ * с е 1 Ы А О X -Г тт - 1 X4ETJCCMW» Н Н II II -4 -Mi -М т4 П о w 1я Li гт го « гл к га гг нл Tj| ^ _) На прошлой неделе
Развернуть

Сало с перцем изгой песочница политоты статья прощай кремль путин всех переиграл песочница Россия провал бывшие союзники ...политика 

Кремлевский изгой

 ADIOS RUSSIA,Сало с перцем,изгой,политика,песочница политоты,статья,прощай кремль,путин всех переиграл,песочница,Россия,провал,бывшие союзники


Неприятным сюрпризом для Кремля стали недавние выборы в сербский парламент, где уверенную победу одержала Сербская прогрессивная партия (СНС) действующего премьер-министра Александра Вучича, который является сторонником вступления страны в ЕС, а также настроен на развития сотрудничества Белграда и НАТО. Россия всегда с особенным трепетом относилась к Сербии, и считали своим главным европейским союзником. Ведь сербы тоже славяне, тоже исповедуют православие и говорят на схожем языке. В прошлом защищая Сербию Российская империя ввязалась в губительную для себя Первую мировую войну, а не так давно Москва активно возмущалась бомбардировками этой страны со стороны НАТО, и поддерживала Белград в вопросе судьбы Косово. Но «обиженная» Западом Сербия, судя по всему, все ему простила и теперь хочет присоединиться к этому самому Западу.


 Впрочем, Сербия далеко не первая, и судя по всему не последняя в списке стран, которые еще вчера считались самыми преданными и надежными партнерами РФ, но сегодня взявших курс на Европу и США. Более месяца назад в сторону Вашингтона «уплыла» Куба. Кремлевские пропагандисты в прошлом году на полном серьезе обсуждали возможность создания российской военной базы на Кубе, однако стоило Путину списать долги Гаване, как нынешний глава страны – Рауль Кастро бросился налаживать отношения со своим американским коллегой. Вслед за визитом Обамы на Остров свободы прибыли американские туристы (впервые за 50 лет), а некоторые компании уже выразили желание начать работать на Кубе. 

 Все партнеры России по бывшей Организации Варшавского договора давно «убежали» на Запад. Болгария искренне благодарна русским солдатам за спасение от Османского ига (в стране до сих пор сохранились памятники императору Александру ІІ, а его имя поминают на церковных службах), однако это не помешало ей стать членом ЕС и НАТО. Сейчас страна ожидает решения по Шенгену, что бы стать Европой без границ. Более того, после российской агрессии в отношении Украины болгары отказались от строительства «Южного потока» похоронив, таким образом, амбициозный кремлевский проект. Маленькая, но гордая Черногория, несмотря на дружественные отношения на протяжении 150 лет и большие российские инвестиции вступила в ЕС, перешла на евро и ввела хоть и упрощенный, но все же визовый режим с РФ. Страна также присоединилась к антироссийским санкциям и изъявила желание вступить в НАТО, что вызвало бурю протестов в Кремле, хотя решительно непонятно как вступление маленькой балканской страны может нести угрозу РФ.
 
Про Прибалтику, Чехию, Польшу, Словакию и Венгрию даже и говорить не стоит. Более преданных сторонников Единой Европы, вы нигде не найдете. Про общее социалистическое прошлое там вспоминают как дурной сон. В Польше даже была выпущена игра Kolejkа (очередь) посвященная товарному дефициту коммунистических времен. Процесс европеизации идет полным ходом и в постсоветских республиках: Украине, Молдове и Грузии, невзирая на мощное давление Кремля. Мы кстати, без шуток, обязаны выдать Путину какой-то орден или медаль, ибо больше для сплочения украинского общества и создания национальной идентичности ВВП сделал больше чем любой украинский политический деятель XX или XXI века. Несмотря на неутешительный результат референдума в Нидерландах, соглашение об ассоциации Украины и ЕС будет ратифицировано, а до конца года мы можем получить безвизовый режим с ЕС, хоть и только для туристических поездок, но все же. 

 Да что там Украина или Грузия, на Запад засматриваются вроде бы абсолютно лояльные Кремлю Назарбаев и Лукашенко. Несмотря на все увещевания Путина они отказались поддерживать его идиотские ответные санкции в отношении ЕС и США. Глава Казахстана уже обратился к ЕС с призывом отменить краткосрочные визы для казахов. «Бацька» Лукашенко тоже ведет все более независимую от Москвы политику: отказывается строить у себя российские базы и неприкрыто поддерживает нашу страну и ее территориальную целостность. Потеряв титул последнего диктатора Европы Александр Григорьевич, зачастил с визитами в ЕC и США. Он уже неоднократно заявлял, что углубление сотрудничества с Евросоюзом необходимо для укрепления государственного суверенитета, безопасности и стабильности Беларуси. 

 Само собой свое тотальное внешнеполитическое фиаско кремлевские СМИ объясняют кознями мировой закулисы и лично Обамы с Меркель. Почему же на самом деле все союзники России отвернулись от нее? Нельзя не вспомнить некоторые исторические детали прочно забытые российскими обывателями – вроде разделения Европы между Сталином и Гитлером (пакт Молотова-Риббентропа), общий парад РККА и Вермахта по случаю завершения оккупации Польши в 1939. Помнят и чистки неугодных, репрессии, варварские переселения народов и то, как после поражения Гитлера СССР силой насаживала в Восточной Европе коммунизм. Справедливости ради стоит упомянуть, что от Германии, Франции и прочих великих держав эти страны хлебнули не меньше горя. Однако сегодня с ними хотят дружить все, то с Россией почти никто. Причины этого просты, как дважды два: Германия (как и другие великие державы) поняла что для того что бы стать государством-гегемоном нужно вкладывать средства и таланты своих людей не в создание самых больших пушек или быстрых танков, а в развитие науки и технологий. Например, в Германии приступили к разработке технологии холодного синтеза, которая в будущем обеспечит человечество огромным количеством безопасной и дешевой энергии, а в США представили робота STAR (Smart Tissue Autonomous Robot) способного проводить хирургические операции. В это ж время в России граждане уповают на то, что Путин убедит арабских шейхов поднять цену на нефть, и как детишки радуются презентациям новых «Армат»и ракет, которые не принесут никакой пользы простым россиянам.

 Западные страны обладают вполне четкой и понятной идеологией: свободный рынок, независимость СМИ, наличие регулярно сменяемой выборами власти. Борьба с коррупцией путем жесткого парламентского и общественного контроля, четкое уважение и следование нормам международных законов, отсутствие любых видов дискриминации и приоритет социальной сферы над военными программами (та же США имеет самый большой военный бюджет в мире, вкладывает огромные средства и в социальную сферу) и общая открытость общества. Есть немало примеров, как подобная идеология дает возможность быстро и успешно развиваться, а также обеспечивает высокие стандарты жизни. Неудивительно, что она находит отклик среди многих. Хороший пример тоже заразителен.

 Хоть адепты путинского курса и обожают критиковать «гнилые западные ценности», но ничего не могут предложить взамен. Тот же СССР имел хоть и утопическую, но все идеологию коммунизма, у РФ даже такого нет. Есть только винегрет из самых разных идей и взглядов щедро приправленный американофобией.На подобную идеологию в стиле «Давайте вместе дружить против Обамы» соблазняться разве что самые маргинальные диктаторы из стран третьего мира. Не так давно в интернете вызвала массу шуток и насмешек вызвала новость про то, что РФ и Зимбабве будут вместе бороться с европейским санкциями. На африканскую страну наложили санкции еще в 2001 году, из-за преступлений местного президента-диктатора Роберта Мугамбе и нынешней правящей верхушки. Под его «мудрым» руководством Зимбабве из одной из самых экономически успешных стран континента превратилась в самую нищую. 
Сало с перцем,изгой,политика,песочница политоты,статья,прощай кремль,путин всех переиграл,песочница,Россия,провал,бывшие союзники

 Проще говоря, Запад построили очень привлекательную политическую, социальную и экономическую модель развития. Именно Европа и США создали лучшие образцы политической власти, заложила основы мировой экономики и культуры, совершили множество открытий в медицине, образовании, психологии, кибернетике, информационных технологиях, экологии и т.д. Как бы Киселев с компанией не вещал о грядущем «крахе» Запада, тот продолжает активно развиваться и затягивать в свою орбиту все больше стран и народ. Есть ли там проблемы и трудности? Да, огромное множество. Но не это лишь отдельные недостатки системы, а нее полная порочность, не дающая дальше развиваться. Именно поэтому все попытки Москвы заморозить или остановить движение на Запад своих бывших сателлитов не имеют никакого смысла. 

 Сама же Россия не на словах кремлевских пропагандистов, а не деле превращается в «осажденную крепость», где всем заправляет агрессивный фюрер и вороватая плутократия. Она врет своим гражданам, дабы отвлечь их от насущных проблем, обзывает желающих жить более богато успешно «предателями» и «фашистами» и угрожает «радиоактивным пеплом» всему цивилизованному миру. Подобная модель государства всегда будет отталкивать от страны друзей и партнеров, и превращать, некогда уважаемую, державу в изгоя.
Развернуть

Сало с №востями разное песочница политоты острый перец интервью больше тегов богу тегов статья ополченец в Донецке всё плохо вот вам и все теги ...политота 

Публикуем интервью белоруской редакции «Радио Свобода» с боевиком «ДНР», чтобы вы могли оценить забористый коктейль из манной каши, «русского мира» и тараканов в его голове.

Совершенно непонятно, каким уровнем интеллекта надо было обладать, чтобы в Донецке зарабатывать всего 100 долларов, и говорить, что кругом нищета, когда в город деньги вваливали, как сумасшедшие, а автосалоны не успевали менять в витринах новые модели Lexus и Range Rover.


Вероятно, товарищ – классический представитель, скажем так, не обременённого особым интеллектом рабочего класса. По месту жительства работы, где будут платить миллионы за то, что он в носу ковыряется, не нашлось, и он уехал в Киев шабашить. Там стал зарабатывать за ту же работу больше просто потому, что в столице, в принципе, больше платят. 


Потом у него внезапно врубился тумблер «Беркут жгут» и «Надо защищать Бомбас», а в итоге он спетлял в Беларусь, где, наконец, нашёл С-стабильность. Прямо-таки американская мечта на донецкий манер.


 вввг й А ■1Щг^ЕН \ / 1 к,Сало с №востями,разное,политота,Приколы про политику и политиков,песочница политоты,острый перец,интервью,больше тегов богу тегов,статья,ополченец,в Донецке всё плохо,вот вам и все теги


Корреспондент «Свободы» встретился в Минске с бывшим боевиком «ДНР» Романом Джумаевым, на которого в Украине заведено уголовное дело за участие в незаконных вооружённых формированиях. Джумаев не признаётся в том, сколько человек он убил.


Роман Джумаев родился в Мариуполе в 1991 году. По специальности – программист. Летом 2014-го пошёл воевать против украинских властей на стороне сепаратистов, был в составе интербригады «Пятнашка». Принимал участие в битве за Дебальцево, воевал с «Киборгами» в Донецком аэропорту. В Украине за участие в незаконных вооруженных формированиях на него завели, как минимум, одно уголовное дело. Сведения о Романе можно найти на сайте «Миротворец», где аккумулируется информация о сепаратистах. По информации портала, он обвинён по статье 260 часть 5 Уголовного кодекса Украины (участие в незаконных вооружённых формированиях).


Но летом 2015 года Роман уехал с Донбасса. Теперь живёт обычной жизнью в Беларуси, в Марьиной Горке. Работает менеджером по продажам, ни от кого не прячется. Бывший боевик согласился дать «Свободе» эксклюзивное интервью, в котором рассказал о своём участии в войне и о том, как оказался в Беларуси.


- Роман, как так получилось, что ты теперь живёшь в Беларуси?


- Я приехал в Беларусь в конце июня 2015 года. У меня здесь живёт мать. Она приехала с сестрой в самом начале этих событий. Всегда звала меня сюда. Вот и я с девушкой приехал. Получил разрешение на работу в Беларуси на год. Сам я из Мариуполя, у меня украинский паспорт.


- Почему ты решил уехать из «ДНР»?


- Ну, мы как-то решили с моей девушкой, что нужно уезжать. Сама она из Мариуполя, она там жила. Мы договорились, что у неё заканчивается сессия, и мы поедем. На самом деле, несмотря на блокпосты, я периодически ездил к ней в Мариуполь – на свой страх и риск. А потом узнал, что мой друг, который сейчас служит в мариупольской милиции, завёл на меня ещё одно уголовное дело.


L щ \ Щ/ \ ' (г- ^ J \а 1 , ^ 1 F ! Ч »*1 г*аг V г,Сало с №востями,разное,политота,Приколы про политику и политиков,песочница политоты,острый перец,интервью,больше тегов богу тегов,статья,ополченец,в Донецке всё плохо,вот вам и все теги


- А ты не боишься, что у тебя из-за этого будут проблемы здесь, в Беларуси?


- Ну, как сказать... Я знаю, что белорусам, которые воевали на Донбассе, грозит уголовная ответственность. Но я же ничего не нарушаю в Беларуси – я сюда приехал как простой гражданин.


- Это понятно. Но Украина может направить запрос на твою экстрадицию…


- Ну, если она будет направлять запрос, то тогда надо на многих отправлять. Я здесь уже много людей встретил, которые были и в «ДНР», и в «ЛНР». Наших тут, на самом деле, много. Очень много людей я просто случайно встретил. Я повстречал человека (сам он из казаков), с которым вместе помогали раненым, когда железнодорожный вокзал разбомбили в Донецке... Так что высылать запрос придётся на многих.


- А белорусские правоохранительные органы тобой не интересовались? Даже на разговоры не вызывали?


- Никто ничем не интересовался. Я сюда приехал через территорию России. Сам пошёл в отделение миграции, попросил меня оформить.

«Я получил последнюю зарплату в Киеве, купил экипировку и поехал в Донецк»


- Как ты оказался на войне?


- Когда начались все эти события, я работал в Киеве. Я видел, как всё происходило на Майдане, как жгли «Беркут». Мне это не особо нравилось, потому что мой прадед воевал (не видим связи – прим. редакции). Потом я приехал в Мариуполь, и как раз в мае месяце был разгон митингующих. Потом в июне был расстрел ГУВД (часть местной милиции выступила на стороне сепаратистов – РС) батальоном «Азов» – я как раз там был (если бы знал, что это был штурм орками ГУВД – прим. редакции). И вот мы с другом решили воевать, хотели ехать в Луганск. Я как раз получил последнюю зарплату в Киеве, купил экипировку. 4 августа доехали на поезде до Донецка (тогда ещё ходили поезда), а вокзал абсолютно пустой. У вокзала стояла «Нива» камуфляжного цвета, рядом «ополченец» пил кофе. Мы спросили, как доехать до Луганска. Он сказал, что трасса Донецк – Луганск перекрыта, там украинские войска. Предложил остаться у них. Мы согласились.


- Что было дальше?


- Этот «ополченец» повёз нас туда, где они базировались – на улицу Стратонавтов в посёлке Октябрьский. Это как раз рядом с Донецким аэропортом. Нас отвели на посты, выдали СКС (самозарядный карабин Симонова – РС) и 10 патронов. А я в армии не служил, оружие никогда в руках не держал. В первую же ночь начался миномётный обстрел. Первые недели я был там, на Стратонавтов. А в сентябре перешёл в интернациональную бригаду «Пятнашка», там нас уже действительно начали обучать. Мы познакомились с «Абхазом» (полевой командир, возглавлявший бригаду – РС). Базировались на заводе «Сармат» в Донецке, там ещё рядом находился бывший университет баптистов (Донецкий христианский университет – РС) – они уехали, потому что были полностью за Америку (просто вы строили православную джамахерию – прим. редакции).


- В интербригаде служили преимущественно иностранцы?


- Почему изначально бригаду назвали «Пятнашка»? Потому что сначала их было 15 человек – все из России приехали. Было там четыре француза, потом появились абхазы. Но после большинство было всё-таки из местных. Россиян от общего числа было 30% – все добровольцы.


- Я все же не понимаю. Получается, когда всё началось, ты жил и работал в Киеве. То есть до тебя война не дошла. Ты мог туда вообще не лезть. Зачем?


- Понимаете... Я поехал потому, что у меня прадед воевал, всю Украину прошёл и вернулся с оторванной рукой. И георгиевская лента, и всегда мы были за Россию (!!! – прим. редакции). А теперь... Я принял сторону Донецкой области, потому что я сам из Мариуполя. Я видел, как люди работают, как последнюю копейку экономят. А тут эти прыгают – мы хотим в Европу (надо работать за копейки, какая Европа – прим. редакции).


- Но вас же при этом не трогали. Никто русский язык на Донбассе не запрещал.


- Никто никого не трогал. Изначально вроде бы никак не ограничивали. Но потом начали жечь «Беркут», «Беркут» – из Донецкой области, и люди начали подниматься – как это так, наших ребят жгут. Хотя до этих событий, скажу честно, мало кто любил «Беркут» и вообще милицию (да что ты говоришь – прим. редакции). В действительности «ополчение» – это что? Каждый шёл туда с какой-то выгодой, грубо говоря, для себя. Для меня выгода – почтить память деда (разнеси по камушку свой регион, почти деда – прим. редакции). Чтобы у меня в Мариуполе не ходили из Западной Украины и не чувствовали себя, как дома (сказал человек, который ходил по Киеву и чувствовал себя, как дома – прим. редакции).


- А что там вообще люди хотят? Что они хотят построить? Какова конечная цель всего этого?


- Если в Мариуполе был референдум (непризнанный мировым сообществом референдум о независимости «ДНР» – РС), весь город пришёл голосовать. Все, кто голосовал, думали, что это референдум за присоединение к России. Как оказалось, нет (сразу видно в ситуации люди разбирались – прим. редакции). У всех была мысль, что Россия нас примет. А по факту всё это тянется, тянется… К «ополченцам» люди часто подходят и спрашивают: когда это закончится? Если бы я знал! Сейчас, на самом деле, местные жители уже ничего не хотят. Они просто хотят, чтобы это всё закончилось. Столько людей погибло, столько разрушений. Посёлок Октябрьский (это между вокзалом и аэропортом)  просто стёрт с лица земли, нет ни одного дома. И таких посёлков много.


- А глядя на это всё, на все эти жертвы, у тебя не появляется мысль, что всё было зря?


- Ну, с моей стороны я не скажу, что всё было напрасно. Я знаю, что многим людям там помог. Конечно, может, если бы всё это не началось, то и не надо было бы ничего делать... Но я всё равно не думаю, что всё закончилось бы просто так, мирным путём... Так или иначе, что-то было бы.


- А ощущения, что Россия предала Донбасс, нет?


- Когда находишься здесь, какие-то такие ощущения есть... Не скажу, что предала. Скорее, предала та власть, которая была и наполовину ещё есть на Донбассе. Вот первоначально «ЛНР» руководил Болотов, у него был помощник. Этот помощник сейчас гуляет в Киеве, в кафе. К нему подходят украинские активисты, снимают на камеру, спрашивают: а что вы здесь делаете? А он говорит, что у него от СБУ справка, что претензий к нему нет. Вот при них началась вся эта заварушка, они были зачинщиками, а теперь свалили. Сейчас под видом украинских диверсионно-разведывательных групп убивают всяких Мозговых. Украинские ДРГ на территории «ДНР»? Ну-ну. Это просто идёт ликвидация тех, кто не нравится властям. Теперь вот нашу «Пятнашку» хочет признать организованной преступной группой сам Захарченко, потому что «Абхаз» не захотел подчиняться.


- Россия оказывала вам поддержку?


- В плане питания для «ополченцев», в плане обмундирования поддержка была. В плане оружия при мне было, что сама украинская сторона продавала нам оружие налево и направо (Украина продаёт «Д/ЛНР» российские танки, грады, «выхлопы»? – прим. редакции). Что нам Россия кучу оружия присылала – это бессмыслица. Нет, возможно, кто-то провозил оружие через границу... Но у нас были украинские автоматы (вы их в отжатых частях и в оружейках захватили, разве нет? – прим. редакции). Ну, приехал к нам Жириновский, подарил «Ниву». Ну, Пореченков стоял в аэропорту и из пулемёта стрелял. Ну как они мне помогли?


- А ты был там, когда стрелял Пореченков? Зачем он это сделал?


- Да, был (прямо везде был человек – прим. редакции). Зачем? Он простой мужик. Сказал: дайте пострелять. Мы дали - он пострелял.


- То есть российскую армию ты на Донбассе не видел?


- Нет. Много было людей, которые нам из России помогали. Но саму армию не видел.


- А так называемые «отпускники»?


- Вот у нас был пацан с позывным «Север». Так называемый «отпускник». Он брал так называемый «отпуск» в российской армии и приезжал в «ДНР». Потом задним числом его списали. Он и сейчас в «ДНР». Вот такой «отдых».


- Ну, понятно, что в части знали, куда он едет.


- Логично. Но вы поймите, мне скрывать нечего. Я считаю, что «ополчение» – те, с кем я начинал, это были идейные люди. Ведь не было никаких зарплат. Сейчас отчасти там люди не идейные. Они там потому, что есть нечего, а зарплата – 15 тысяч рублей. А для Донецкой и Луганской области это довольно-таки хорошо. Когда я там был, я половину своей зарплаты отдавал людям. Женщинам, мужчинам, хорошо одетым, но тем, кто просит милостыню. У людей там просто нет денег на еду (заставь земляков голодать, почти память деда – прим. редакции). То, что говорят, – приходит гуманитарная помощь от России... Да, приходит. Но, как мне рассказывал мой друг из «ЛНР», они разгружали эту гуманитарку, а потом пооткрывались магазины, где продавалась эта же гуманитарка. В «ДНР» с этим было проще, там был Захарченко (лидер донецких сепаратистов – РС)…


- Захарченко – что за человек?


- Простой мужик. Мог сидеть с нами и есть тушёнку у костра. Мог сам спокойно пойти в бой.


- А он идейный?


- Казалось, что идейный (слишком много вам казалось – прим. редакции). В том же Дебальцево (говорю напрямую) у нас были приказы ВСУ (Вооружённые силы Украины) брать в плен, потому что там в основном призывники, а «Правый сектор» и остальных – не брать.


- Это был приказ Захарченко?


- Да, это был его приказ. Но после оказалось, что приказы часто им же и нарушаются. То есть он может сказать, а потом в тот же момент, мол, не трогайте их. Вот это для меня был нонсенс. Непонятная политика... И с этими Минскими договорённостями сейчас очень много парней погибает.


- Ты согласен с утверждением российской пропаганды, что на Донбассе идёт война против «украинских фашистов»?


- Ой, ну после Дебальцево я вообще со всем согласен. Я видел мужика, у которого не было половины пальцев на руке. К нему пришли из какого-то добровольческого батальона отбирать его ГАЗель, он не хотел отдавать, потому что занимался перевозками и кормил этим семью. А ему пальцы отрезали и машину отобрали.


- А ваши не зверствуют?


- (После паузы) Везде есть паршивая овца (то есть можно говорить, что на Донбассе Украина воюет против пророссийских фашистов? – прим. редакции). Были случаи, когда «ополченцы» расстреливали гражданских в машине просто потому, что хотели машину отобрать. Таких случаев и с одной, и с другой стороны – масса. Я же не говорю, что все, кто в ВСУ, плохие. Есть там и хорошие люди.


- Общаясь с людьми, которые воевали на Донбассе, я обратил внимание на то, что они по-разному относятся к самому факту того, что им приходилось убивать людей. Некоторые хвалятся этим. А как ты?


- Ну, я не считаю, что это хороший поступок.


- А ты знаешь, скольких ты убил?


- То, что я знаю, пусть останется при мне... В аэропорту, скажем так, было трудно. Небольшое замкнутое пространство, и ты всё знаешь.


- А что ты чувствовал, когда впервые убил человека?


- Первый раз я ничего не чувствовал. Это был такой страх, такой адреналин, что не задумывался вообще, там вообще мозг отключен...


- Ты принимал участие в штурме Донецкого аэропорта. Когда ты туда попал?


- Первого октября нас собрал «Абхаз» (нас было уже около 200 человек) и сказал, что идём на штурм аэропорта. Мы собрались на железнодорожном вокзале (это был пункт отправки) и сразу попали под обстрел. Второго октября мы уже начали базироваться на Стратонавтов. Вообще аэропорт можно было захватить в течение нескольких дней. Но команды были непоследовательными: то вперёд-вперёд, то назад-назад. В большей степени «ополченцы» погибали из-за команды «назад-назад».


- Большие потери были?


- Да. В аэропорту было много случаев, когда наши генералы посылали людей просто на убой. На самом деле, и ВСУ скрывает реальные потери, и мы. Но у нас тогда они даже не то, что скрывались, там просто всех учесть было невозможно.


- Кто брал аэропорт?


- Там стояла бригада «Гиви», бригада «Моторолы» и мы – наши три бригады участвовали в захвате аэропорта. «Гиви» до войны был охранником в магазине. Как по мне, он нормальный командир. А вот «Моторола», этот «метр с кепкой», у него сильная «звёздная болезнь», много людей на убой отправил. Взяли мы сначала гостиницу, потом здание милиции на территории аэропорта (ну как здание – там не было зданий, там всё было разрушено). Потом где-то в середине октября 2014 года взяли старый терминал, и потом уже большую часть времени мы базировались в старом терминале. Большая часть аэропорта была наша. Только в новом терминале была заблокирована небольшая горстка украинских бойцов, может, человек 100 («Киборги» – РС). Им выбраться было уже невозможно (интересно, как там ротация проходила, если выбраться невозможно было? – прим. редакции). Новый терминал штурмовал в основном «Моторола» со своей бригадой «Спарта».


- Для тебя война на Донбассе – гражданская?


- Ну как сказать... С одной стороны – да. У меня двоюродный брат одно время был в батальоне «Азов», а мой дядя (его отец) вступил в батальон «Донбасс». То есть, на самом деле, брат против брата. Как по мне, это гражданская война. Хотя кого там только нет: и абхазы, и словаки, и даже нигерийца встречал... Просто Запад и Россия делят всё на территории Донецкой и Луганской области (угар! – прим. редакции).


- Что должно произойти, чтобы на Донбассе закончилась война?


- По моему мнению, если Россия нас не заберёт, то ничего не закончится. Будет долго и нудно, и всё то же самое.


- Как тебе кажется, с Беларусью может случиться то же, что случилось с Украиной?


- Маловероятно. Хотя я и вижу, какими тут давят налогами и так далее, но на самом деле вы стабильно живёте. У нас и до войны люди хуже жили. Белорусы говорят: «как мы плохо живём», но у всех иномарки. А в Донецкой области, когда люди говорили: «как мы плохо живём», то это действительно плохо. Зарплата максимум 100 долларов и иномарки – редкость (ШТО? В Донецке иномарки – редкость? Зарплата 800 гривен? Такой зарплаты в Торезе и Селидово не было, не то, что по региону. Средняя официальная по региону до войны – 3500, самая высокая в Украине, не считая Киева, – прим. редакции). Поэтому не думаю, что у вас такое начнётся. У вас нет той степени накала в обществе, что была у нас (сказал человек, который говорил, что никого не ущемляли и «Беркут» не любили, а потом как-то началось – прим. редакции).


- Ты планируешь и дальше оставаться в Беларуси?


- Пока я не могу вернуться в Мариуполь – да. Посмотрим. Может, какой-то новый закон введут, и здесь нельзя будет работать. К примеру, ранее предприниматели не платили налог в Фонд социальной защиты на иностранцев, поэтому охотно брали украинцев. Теперь с 1 января этот взнос ввели, и теперь украинцев массово увольняют. Но самое интересное, что мне 17 марта исполняется 25 лет и заканчивается украинский паспорт. И я не знаю, что делать дальше (смеётся) (к успеху пришёл – прим. редакции).



Пруф: http://www.svaboda.org/content/bajavik-dnr-u-bielarusi-nasych-tut-smat/27594251.html (в комментах к статье дикущий срач не белоруском. Кто владеет - читайте и улыбайтесь)


Всем добра.

Развернуть

чурка террористка статья видео песочница Няня-убийца много тегов опрос толерастия удалённое ...политота втирания о человечности Ислам-"мирная религия" Тупые оправдания Тупая морда нечеловек Муслимка узбечка 

Видео: «это нормально, по-человечески?». Няня-убийца рассказала, как ее выгнали родсвтенники

Няня, которая жестоко убила свою четырехлетнюю воспитанницу Настю рассказала о своей семье, мужьях и детях, которые живут в Узбекистане. При этом женщина не скрывала своих эмоций, когда рассказывала, что муж выгнал ее на улицу

В ролике, который прислал очевидец телеканалу LifeNews, Гюльчехра Бобокулова рассказала о своей семье в родном Узбекистане. Из видео понятно, что она прожила в браке с первым мужем 12 лет и недавно развелась с ним в одном из ЗАГСов родной страны.

За время брака у Бобокуловой появилось трое детей, который на данный момент живут не с ней. Один ребенок живет с бывшем мужем, один с отцом женщины, а третий ребенок живет с сестрой мужа. По ее словам ей Бобокулова ребенка «подарила».
После этого задержанная не смогла скрывать эмоций. Она начала плакать из-за рассказа о том, что муж выгнал ее из дома.

«Они выгнали меня на улицу. Это нормально? По-человечески?», — со слезами на глазах возмущалась женщина.
Накануне у станции метро «Октябрьское поле» в Москве была задержана женщина, одетая в чёрное и держащая отрезанную голову ребёнка. По данным СМИ, она угрожала взорвать себя и выкрикивала фразу «Аллах акбар». Задержанной оказалась уроженка Узбекистана, работавшая няней ребёнка. Medialeaks рассказывал полную историю происшествия.

Российские федеральные телеканалы умолчали о случившемся. По данным СМИ, причиной стала рекомендация властей не раздувать национальный вопрос.

Возле станции метро «Октябрьское поле» в Москве стали появляться цветы и мягкие игрушки — таким образом люди выражают свои соболезнования маленькой девочке, которую жестоко убила няня, задержанная неподалёку от наземного вестибюля.
Ссылка на видео и статью - http://funday24.ru/article/45394
Тупые оправдания,Муслимка,чурка,узбечка,террористка,нечеловек,статья,видео,video,втирания о человечности,политота,Приколы про политику и политиков,песочница,Няня-убийца,Ислам-&quot;мирная религия&quot;,много тегов,опрос,толерастия,Тупая морда,удалённое
А что бы вы с ней сделали?
Застрелил бы на месте!
366 (54.4%)
Схватил а потом долго мучал!
139 (20.7%)
Попытался понять, но осудил бы!
61 (9.1%)
Она жертва!
107 (15.9%)
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме статья (+172 картинки, рейтинг 1,023.0 - статья)