интернет цензура Роскомнадзор роскомпозор ущерб новости ...политика 

Убытки от действий Роскомнадзора по блокировке Telegram могут составить 2 млн долларов

По оценке разработчика софта Flexbby, продолжение текущих методов борьбы с мессенджером в ближайшие месяцы может стоить российским компаниям 1 млрд долларов. Почти такую же сумму по итогам года могут недополучить американские Amazon и Google. Об этом пишет «Коммерсант».

Гендиректор разработчика софта Flexbby (резидент «Сколково») Андрей Прокофьев предложил интернет-омбудсмену Дмитрию Мариничеву сформировать оперативный штаб из представителей власти и бизнеса для решения проблем компаний, пострадавших от блокировок, следует из письма от 24 апреля (копия в распоряжении «Коммерсанта»).

По мнению господина Прокофьева, нужны законодательные поправки, которые исключат ситуации, при которой «жизненно важные сервисы российского бизнеса будут блокироваться в одностороннем порядке».

Ограничение доступа к Telegram, согласно решению суда, началось в России 16 апреля. Telegram уклонился от блокировки, используя сервисы Amazon, Google и др. По состоянию на вечер среды Роскомнадзор внес в черный список около 18 млн IP-адресов. Это приводит к затруднениям в работе интернет-сервисов самой Google, а также сторонних компаний. Пострадало около 400 российских организаций, использующих Google и Amazon, оценивает Flexbby: у них наблюдаются сбои в работе хранилищ данных, бизнес-приложений, систем искусственного интеллекта, геолокаций, платежей, взаимодействия с банками, обслуживания клиентов и т. д. Потенциальные финансовые потери российского бизнеса в случае продолжения блокировок в ближайшие месяцы компания оценивает в 1 млрд долларов.

Приостановка работоспособности облачных сервисов Amazon и Google, а также рекламной площадки Google может привести к потере двумя корпорациями 940 млн долларов по итогам 2018 года, прогнозирует Flexbby.

«Это самый пессимистичный сценарий», — подчеркивает Андрей Прокофьев. Бенефициарами передела рынка, по его мнению, могут стать «Ростелеком», Mail.ru Group, «Яндекс» и Microsoft, чьи облачные сервисы будут пользоваться повышенным спросом.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев сообщил, что пока не получал письмо, но ожидает «снежный ком» жалоб от компаний, пострадавших от блокировки. «Неработоспособность сервиса — это репутационный удар по компании, но у российского бизнеса, который не любит вступать в конфронтацию с государственными органами, есть врожденная осторожность. Эти факторы сдерживают в оценке ущерба и при обращении с жалобами», — считает господин Мариничев.

Оценка ущерба компаний из-за блокировок IP-адресов находится вне компетенций Роскомнадзора, сообщили «Коммерсанту» в ведомстве, выразив готовность рассмотреть официальное предложение о создании оперативного штаба по проблеме блокировок. Там подчеркнули, что с бизнесом уже ведутся консультации, в частности в Роскомнадзоре прошло совещание с представителями индустрии, чтобы «выработать совместные решения по обеспечению бесперебойной работы инфраструктуры».

Источник: https://www.znak.com/2018-04-26/ubytki_ot_deystviy_roskomnadzora_po_blokirovke_telegram_mogut_sostavit_2_mln_dollarov
когда заОлокировал те половину интернета, а телеграмм до сих пор работает,политика,интернет,цензура,Роскомнадзор,роскомпозор,ущерб,новости
Развернуть

высказывания ...политика 

Вице-премьера Аркадия Дворковича попросили прокомментировать возможные многомиллиардные убытки российских компаний из-за мер РКН по блокировке Telegram

«А у меня работает» Аркадий Дворкович Заместитель председателя правительства РФ,политика,высказывания
Развернуть

цензура Россия казахстан Беларусь длиннопост ...политика 

Удали мои печали: Россия, Казахстан и Беларусь могли бы объединить усилия против
свободного интернета — но каждый лидер предпочитает запрещать интернет
по-своему.



Вечером в понедельник, 23 апреля, президент России Владимир Путин одобрил законопроект, по которому в стране теперь можно блокировать сайты «с порочащей честь и достоинство» информацией. Технически это теперь будет выглядеть так: по решению суда сайт, на котором есть крамола, должен удалить ее, но если этого не будет сделано, то теперь тот же Роскомнадзор может смело блокировать ресурс нарушителя. Формально же необходимость в таком «рубильнике» могла возникнуть после дела Дерипаски, полагает руководитель Роскомсвободы Артем Козлюк.


«Такие ситуации теперь можно поставить на поток, когда не только группа юристов и высокопоставленные, приближенные к власти лица могли удалить информацию о себе, а чтобы эта опция была просто и приятно доступна всем тем, кто не готов мириться с альтернативной точкой зрения о себе», — говорит Козлюк.


Блокировка сайтов за «обесчещивание» — это еще один инструмент в арсенале российских властей в лице Роскомнадзора по борьбе со свободолюбцами в интернете вообще. Сейчас, по данным Роскомсвободы, блокировка отдельных ресурсов (с теми же ссылками для скачивания прокси и VPN) может проходить и без решения суда: «Роскомнадзор просто считает, что это нужно для недопущения доступа к какому-то другому ресурсу». Новый законопроект делает этот процесс более элегантным. «Сначала будет блокироваться по решению суда главный сайт, а потом начнут уже, чтобы не допустить «доступа», блокировать другие ресурсы с теми же «зеркалами», — прогнозирует Артем Козлюк.


Россия не одинока в своем желании защитить «честь и достоинство физических и юридических лиц». Неделю назад в первом чтении в Беларуси был принят законопроект, который вообще разрешает блокировать сайты во внесудебном порядке — в том числе и потому, что там могут быть «порочащие сведения». При этом белорусские законодатели аргументировали свою позицию тем, что «нужно гармонизировать белорусское законодательство с законодательством России и Казахстана», а еще добавили, что внимательно следят за эпопеей с Telegram.


«Гармонизация» законодательства в части запретов в государствах Евразийского союза на высоком уровне пока не обсуждается, но странам точно есть чему друг у друга поучиться.


Каждому — свой запрет


В Казахстане, который за историей с Telegram следит не менее внимательно, чем официальный Минск, мессенджер Павла Дурова по вечерам «лежит» в течение одного-двух часов уже пару недель. Бывают просветы, но они связаны с тем, что в эфир не выходит главный оппонент Нурсултана Назарбаева беглый олигарх Мухтар Аблязов.


Когда он в онлайне — «падает» еще и Facebook, с перебоями работает YouTube. Сайты не то чтобы не открываются, просто открываются очень медленно.


Казахстанская власть открыто призналась, что замедление работы мессенджеров — это их рук дело.


«В рамках исполнения решения Есильского районного суда Астаны по запрету на распространение информационных материалов в поддержку движения «Демократический выбор Казахстана» (признанного экстремистским Министерством информации и коммуникаций) были направлены соответствующие уведомительные письма в адрес собственников иностранных социальных сетей и мессенджеров, посредством которых распространяются запрещенные материалы. В связи с этим возможны технические сбои в работе социальных сетей», — официально заявили власти.


Решения суда никто не видел, но то, что суд из Астаны, — это часть технологии по запрету и блокировке интернет-ресурсов в Казахстане — интересно.


«По-хорошему, это делается так: прокуратура идет в суд, один-единственный районный суд в Астане выносит решение о блокировке, — говорит глава фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева. — Заседание проходит в ускоренном порядке, ответчика просто не зовут, якобы не находят».


После этого сайт блокируют либо автоматически, либо, если речь идет о мессенджерах, их начинают глушить через техническую службу, находящуюся в ведении Комитета национальной безопасности.


В особых случаях в дело вступает большое количество различных подзаконных актов, которые позволяют (при отсутствии на сайте «экстремистских сведений») «выключить» ресурс на других, даже формальных основаниях. К примеру, ресурс ratel.kz прокуратура и — внезапно! — Министерство аэрокосмической промышленности потребовали выключить на основании того, что владелец домена (он же один из редакторов сайта) умер, а на перерегистрацию времени дано не было. Теперь совладельцы сайта пытаются доказать незаконность блокировки в судах, а ресурс не открывается даже через VPN.


В 2017 году Казахстан заблокировал, по данным министра информации и коммуникаций Даурена Абаева, 9000 сайтов — формально за экстремизм, терроризм, пропаганду насилия и суицида. Однако нюанс в том, что список заблокированных ресурсов в широком доступе отсутствует. «Контролирующие органы объясняют это тем, что так они уберегают общество от соблазна залезть на запрещенный сайт», — говорит Тамара Калеева. Найти себя теоретически можно, если на сайте министерства вбить свой ресурс в специальную строку. Но выйти из этого списка непросто: решение по каждому ресурсу принимается ситуативно. Казахстанские власти в этом смысле просто решили не особо соблюдать приличия. «Полномочия по блокировке отдали силовым структурам, и вообще к мифу об интернет-вольнице в Казахстане подошли гораздо строже, — говорит директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Более того, когда речь идет об общественно-политических ресурсах, решение принимается коллегиально на уровне администрации президента — и на эти риски уже власти идут».


Белорусский вариант — внесудебная блокировка сайтов (в этом году, например, за «угрозу национальной безопасности» был заблокирован сайт «Хартия-97») — для Казахстана пока неприемлем. Зато внесудебной блокировкой сайтов занимается Россия (правда, пока только «пиратских»). В свою очередь,


Беларусь забрала себе от Казахстана норму об обязательной идентификации комментаторов на сайте, а Казахстан от России перенимает норму об обязательной авторизации через SMS в зоне доступного Wi-Fi.


Казахстан, однако, в этом трио все равно остается на передовых позициях в плане не только блокировки интернета, но и разнообразия блокировок. На этой неделе в республике, например, был заблокирован портал svpressa.ru — формально из-за того, что он совпадает в своем IP с порнографическим ресурсом на территории Казахстана.


Под евразийским куполом


Желание унифицировать свое законодательство под нужды Евразийского союза пока высказала только Беларусь, но технически это могут сделать все участники, считает Артем Козлюк из Роскомсвободы. «У государств, конечно, свои законодательные базы, но они могут договориться о единой политике: например, в отношении разделегирования доменов, — говорит Козлюк. — Допустим, казахстанские ресурсы, зарегистрированные в России, могут быть отключены по договоренности российскими спецслужбами, и наоборот».


Для этого даже не нужно менять в своей стране законы: достаточно скоординироваться между собой спецслужбам из трех государств. Надо сказать, о подобных договоренностях говорили еще в 2015 году, но с тех пор сотрудничество ближе не стало.


Возможно, все дело в том, что «единый евразийский файервол» не только сложен в техническом исполнении, но рождает у каждого лидера чувство ревности.


«Каждый хочет управлять интернетом по-своему, — уверен Досым Сатпаев. — В Казахстане опасаются, что Россия начнет под видом общих блокировок продвигать свои ресурсы. Кроме того, неизбежно встанет вопрос о центре, откуда будут исходить все блокировки. А в авторитарной стране каждый хочет блокировать и контролировать все — но в своей «квартире».


Поэтому вместо единой законодательной базы государствам удобнее брать друг у друга наработки и применять их к своим условиям. Министерство информации и коммуникаций Казахстана, скажем, примеряет на себя роль Роскомнадзора. Россия в дальнейшем может полностью отдать вопрос блокировок на откуп ФСБ. Беларусь может увеличить сроки за клевету в интернете до казахстанских масштабов (в самом тяжелом варианте — до 10 лет тюрьмы), а Астана, наконец, может отбросить приличия и убрать из процедуры блокировки необходимость спрашивать разрешения у суда.


И все в этом случае будут довольны, кроме интернет-пользователей, разумеется. Но тут тоже может помочь опыт соседей: в Казахстане, например, пользователи начали привыкать, что вечером в интернете людей становится гораздо меньше. И даже самолетики с улицы подбирать не пришлось.


Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/04/24/76297-udali-moi-pechali
Развернуть

цензура Роскомнадзор роскомпозор новости ебанутым нет покоя ...политика 

Блокировки Роскомнадзора ограничили доступ к видеорекламе в рунете

Роскомнадзор заблокировал IP-адрес сервисной библиотеки Google, необходимой для показа видеорекламы. Речь идет об адресе 64.233.162.95, он внесен в реестр запрещенных сайтов на основании решения Генпрокуратуры.

Сервисная библиотека расположена на домене imasdk.googleapis.com и отвечает за показ прероллов и построллов. Ее блокировка связана с внесением в реестр Роскомнадзора IP-адресов сервиса универсальных шрифтов Google Fonts: у них совпадает адрес 64.233.162.95.

«В случае телеканала, у которого большинство контента — видео, это особенно неприятно. Мы не можем выполнять свои обязательства перед клиентами по открутке рекламы и несем репутационные риски и коммерческие издержки», — отметил диджитал-директор Дождя Кирилл Бушев.

Кроме этого, накануне возникли неполадки в работе почтовых сервисов Mailchimp и Mandrill из-за использования ими сервисов Amazon. Дождь использует эти сервисы для рассылок, в том числе триггерных. Это увеличило нагрузку на службу поддержки телеканала, указал Бушев.

Таганский суд Москвы 13 апреля принял решение заблокировать Telegram в России из-за отказа мессенджера предоставить ФСБ ключи шифрования к переписке пользователей. Роскомнадзор начал предпринимать попытки заблокировать Telegram с 16 апреля.

Среди прочих были заблокированы IP-адреса Amazon и Google, которые мессенджер использует для обхода блокировки. У части пользователей возникли проблемы с доступом к различным онлайн-сервисам.

Источник: https://tvrain.ru/news/blokirovki_roskomnadzora_ogranichili_dostup_k_videoreklame_v_runete-462615/
Развернуть

военкомат Россия статья новости длиннопост ...политика 

Егор Чернюк: как окончить три школы, прославиться и сбежать из России от уголовного дела, когда тебе 19

Девятнадцатилетний калининградец Егор Чернюк стал героем новостей в конце апреля: получив с аттестатом золотую медаль, он поступил в американский университет, но узнал, что против него возбуждено уголовное дело по статье «Уклонение от призыва». В тот же вечер парень, почти ни с кем не попрощавшись, уехал из России. Егор был координатором штаба Алексея Навального в Калининграде, он собирается и дальше помогать оппозиции. Мы поговорили с ним о том, как можно сначала окончить одновременно музыкальную и художественную школы, а потом пойти учиться на математика, сложно ли сбежать от уголовного дела, когда тебе 19, и кто усыновит оставшегося в России хорька Виталика.

Егор Чернюк стал одним из героев «Возраста несогласия», документального фильма Андрея Лошака о протестных активистах, связанных с Фондом борьбы с коррупцией и президентской кампанией Алексея Навального. Он родился в Калининграде и большую часть жизни прожил вдвоём с отцом. Школьную рутину Егор не любил, но учился хорошо — к золотой медали добавил аттестаты музыкальной и художественной школ, а заодно и диплом программы «IT школа Samsung», в которую по конкурсу набирают талантливых программистов.

После школы Егор собирался поступать в американский колледж, но сразу не получилось, поэтому он остался в Калининграде — и увлёкся политикой. После выхода фильма «Он вам не Димон» Егор стал сторонником Навального, а в 2017-м в 18 лет стал координатором штаба оппозиционного политика в Калининграде. Вместе с единомышленниками Егор сначала агитировал за Навального как кандидата в президенты России, а потом занимался кампанией по бойкоту выборов.

За это время в окна их с отцом квартиры бросали камни, и он неоднократно встречался с сотрудниками Центра «Э» (Главного управления по противодействию экстремизму МВД) в Калининграде. На эти встречи пришлось согласиться, после того как полиция стала приходить к родственникам Чернюка, рассказывал он «Радио Свобода». «Эшников», объяснил Егор, интересовала работа штаба. Параллельно с этим парень боролся с военкоматом, как он считает, законными бюрократическими методами — переносил сроки освидетельствования, писал жалобы на неправомерно выписанные повестки.

К тому моменту, когда ему осталось только подать документы на студенческую визу США, на Егора завели уголовное дело об уклонении от призыва. Теперь он ждёт визу за пределами России: Чернюк ускользнул от следователей и военных в последний момент.

Сейчас в голосовании на сайте «Новой газеты» за вручение премии имени Бориса Немцова Егор идёт на втором месте после Алексея Навального. Мы поговорили с ним об учёбе, бегстве из страны, идеалах, будущем и хорьке Виталике, который остался приглядывать за Россией, пока его хозяин учится строить электронную демократию.

Расскажите, пожалуйста, что случилось 19 апреля? Кто вас задержал, как это было? На каком основании вас задержали?

В 9 утра ко мне домой пришли сотрудники Центра «Э». Слышу — стучат, посмотрел в глазок, вижу — знакомые лица. Ну, думаю, игнорировать смысла нет, открыл. Показывают постановление о возбуждённом уголовном деле и говорят о том, что они меня в рамках следственных действий должны отвезти в военкомат. Уголовное дело возбудили по статье 328 [«Уклонение от призыва»].

Мы поехали в военкомат. Сначала сотрудники Центра «Э» зашли к главному врачу, побеседовали с ней, потом завели меня. И главврач мне говорит: «Всё записывается в рамках следственных действий, работают камера и звук, говори, почему ты не ходил в армию». Начала задавать всякие непонятные риторические вопросы и сказала, что сейчас я должен буду пройти медицинское освидетельствование.

Мы начали галопом бегать по врачам. Все закрывали глаза на болезни, на несостыковки. Она первая заходила в кабинет к специалисту, говорила: «Вот — преступник, в рамках уголовного дела давайте его проверять». И потом я беседовал с каждым из них отдельно.

Например, мы пришли к стоматологу, он сказал, что нужно обязательно дополнительное обследование. А она ему говорит: «Нет, ставьте категорию «А» [«годен без ограничений»]. Потом мы дошли до психиатра. Он спросил: «Егор, есть ли у тебя какие-то жалобы?» Я сказал: «Ну, когда ты работаешь на кампании Алексея Навального в течение года, испытываешь огромную концентрацию переживаний из-за кирпичей в окна, нападений, постоянных рейдов полиции на штаб и многого другого, а ещё организационная ответственность, то психическое состояние немного деформируется». Она предложила лечь в стационар. Хирург проигнорировал все мои жалобы и в квадратике даже не проставил никакую категорию.

Мы пошли в кабинет главного врача. Там сидел сотрудник Центра «Э» Артём Громов. Врач сказала: «Подписывай сейчас бумагу, что ты согласен на дополнительное обследование в медицинском учреждении психиатрическом. Если ты не подписываешь, то это значит, что отказываешься от медицинского освидетельствования, и мы тебя везём прямо сейчас в Следственный комитет». Мне дали срок до 14 мая пройти всех врачей, которые нужны для медицинского освидетельствования по психиатрии.

Интересный момент: в 17 лет, когда мне нужно было проходить первый медосмотр для получения приписного свидетельства, я не получил категорию. Когда я дошёл к хирургу, мне сказали, что нужно дополнительное обследование почек. А я его не сделал. И, соответственно, они не могли мне поставить категорию. А 7 марта в Следственном комитете мне сказали, что у меня категория «А» и её мне поставили в 2015 году. Это весьма сомнительно. Артём Громов мне дал повестку в СК на 20 апреля на 10 утра. Я подписал её, вышел из военкомата и понял, что всё — нужно уезжать. Никаких вариантов не оставалось.

Впервые «эшники» сказали про такой вариант в сентябре 2017 года, в ноябре вас штрафовали за уклонение от призыва. А на каком основании вообще? Сколько вам было лет, были ли отсрочки? Сначала вам категорию годности не ставили, а потом что произошло?

Да, сначала мне категорию не ставили, потом до работы в штабе Навального ничего не было, а с июля [сотрудники военкомата] начали названивать моему отцу, что они хотят за мной прийти, хотя призыв уже закончился. Я уже понимал, что будет. Когда мне пришлось пойти на допрос в Центр «Э», они сказали прямо: «Если не будешь сливать нам информацию об акциях внутри кампании и отдавать большую часть газет и других агитационных материалов, то ты у нас парень призывной, мы тебя в армию засунем, и никакой адвокат тебе не поможет».

Я сказал, что подумаю, но, как видите, я принял решение, которое им не очень понравилось. И с конца сентября они начали приходить в штаб, класть повестки, снимать всё на видео. Приходили по пять человек, чтобы никто не убежал. Олегу [Алексееву], моему заместителю, тоже приносили.

Его тоже в армию забирают?

Нет, его не заберут, потому что у него разрыв мениска в трёх местах. У него есть рентген, и, если они придут, то будут обязаны предоставить отсрочку на полгода, поэтому они особо не дёргаются.

Сначала мы взяли повестки на конец октября, и я съездил на экзамены в Литву. Мне было очень важно отодвинуть этот процесс как можно дальше, чтобы сдать все экзамены. В ноябре мне выписали штраф, и 4 декабря я пришёл, чтобы не было повода возбудить уголовное дело. Они мне дали направление на анализы и повестку на 12 декабря. Я пришёл 12 декабря и говорю: «Анализы я не сделал, давайте дальше». Они мне дали повестку на 13 декабря, и я не пошёл, а отправил жалобу в военную прокуратуру, потому что они выписали мне повестку с нарушением. Они не имеют права давать повестки менее чем за три дня. А к 1 января призыв закончился. Потом ничего не было, а потом 7 марта они пришли за мной.

А вы школу окончили в прошлом году?

Я окончил школу в 2016 году, и у меня не получилось сразу поступить туда, куда я собирался, поэтому у меня освободился год, чтобы поделать что-то ещё помимо подготовки. И так я попал в штаб Навального.

После выхода фильма Андрея Лошака «Возраст несогласия» вы стали своего рода героем. А вы правда окончили и музыкальную школу, и художественную школу параллельно со средней школой? Как это вообще возможно, расскажите.

В этом нет особенно ничего сложного. Я учился в музыкальной школе, играл на флейте, при этом я учился на архитектора в художественной школе. Я окончил их обе к 10-му классу. Ну, нормально. 11-й класс я был на домашнем обучении. А ещё я учился в предпоследний год в «IT школе Samsung» — это такая программа, центр развития одарённых детей по программированию. Вот.

А почему на домашнем обучении?

Потому что в школе было не особо продуктивно. Я подумал, что смогу делать другие вещи с пользой для себя, не ходя на уроки. Это трата времени. У меня была не очень хорошая школа, поэтому мне пришлось после школы учить всю математику буквально с нуля. Я её с медалью окончил и сейчас поступил [в вуз].

В фильме звучит словосочетание «уголки честолюбия», которые есть в квартире. А что в них было?

(Смеётся). Я просто не очень люблю такие вещи… Ну, уголки честолюбия — это, ну, допустим, я окончил с медалью, и вот она там лежит, и всё. На видном месте. Мой отец положил. Я просто не считаю это своим достижением. Ну, такое, знаете, чувство обратное тщеславию, когда ты не можешь постоянно смотреть на те вещи, которых уже достиг. Поэтому я так выразился. Ненужные почести.

В 2016 году вы стали готовиться к сдаче TOEFL и SAT. Можете в двух словах рассказать, что это за экзамены, как вы к ним готовились, где и как сдавали?

SAT (Scholastic Aptitude Test, «академический оценочный тест») — это американский экзамен. Чтобы просто объяснить — это аналог ЕГЭ. То есть вообще ЕГЭ — это аналог SAT. Это общий экзамен по математике и английскому, и ещё есть SAT Subject Tests — это тесты по профильным предметам: по математике, физике, истории и так далее. Я сдавал общий SAT и профильный по математике — там есть два уровня, я сдавал второй. Помимо этого, я сдавал TOEFL — это экзамен по английскому, тест для иностранцев на уровень знания языка. Это те вещи, которые было нужно сдать как минимум для поступления. Кроме того, я писал всякие разные эссе, делал проекты и прочее.

В 2016 году я не поступил, а в этом году я сдавал в американской школе в Литве, потому что в Калиниграде нет возможности сдать SAT, а TOEFL сдавал в Польше.

Как любовь к физике и математике сочетается с учёбой в музыкальной школе, в художественной школе? Нет тут никакого противоречия?

Вообще, когда я учился в художественной школе и в музыкальной, я особо не интересовался математикой, потому что был в таком возрасте… У меня были проблемы с дисциплиной, потому что меня никто никогда не контролировал. Я был в таком возрасте, когда ребёнок — это гадкий утёнок, у него очень много энергии, и нужно эту энергию направлять в нужное русло. У меня такого не было. У меня было много всякого разного опыта в детстве, который я не пожелал бы обычному человеку испытать.

Математикой я не интересовался, потому что у меня был апатичный учитель, при том что математика — это то, чем нужно действительно заниматься, а не просто так языком молоть. Поэтому я этим не занимался, особо не интересовался, только после школы начал. В детстве интерес был, участвовал в олимпиадах, а потом оно как-то сошло на нет, мне было не особо интересно в школе, я математику избегал. После 11-го класса начал снова.

Куда вы поступили? И на кого будете учиться? Вы говорили, что будете поступать в Гарвард, но не получилось. Не хватило баллов?

Ну нет, просто поступление в Гарвард — это весьма рандомный процесс. И я не поступил в Гарвард. Я поступил в ряд универов, поеду в Суортмор-колледж (Swarthmore College), это такой один из лучших университетов в США, он находится под Филадельфией. На самом деле, это лучшее место, куда я мог поступить. Это один из трёх-четырёх академически самых тяжёлых университетов — наравне с Чикагским. Такой маленький liberal arts college («колледж свободных искусств» — прим. ред.). Буду там учиться. Это второй в США колледж по количеству нобелевских лауреатов на одного студента. Он очень академически сфокусированный, а мне это очень нужно, потому что в школе я, к сожалению, не создал фундамент знаний, который необходим для занятий наукой или междисциплинарными исследованиями в прикладной математике, в экономике. Я хочу в эти четыре года быть полностью погружённым в учёбу. Я никогда нормально не учился, а сейчас у меня будет возможность.

Кем вы в итоге хотите стать по специальности?

Сейчас мне очень интересно заниматься computer science («наукой об информации» — прим. ред.) и экономикой. Это я хочу изучать в университете, потом поступить на PhD, заниматься прикладной математикой и делать исследования в области электронной демократии. Мне это очень интересно, я бы хотел этим заниматься серьёзно. Если сказать широко — мне хочется решать проблемы коммьюнити разных уровней, используя современные технологии. Вдохновившись трудами Леонида Волкова, я хотел бы заниматься ликвидной и электронной демократией.

В фильме вы говорили: «Хочу использовать современные технологии в решении социальных проблем». Можете привести конкретный пример?

К сожалению, мы эти проекты ещё не довели до конца, но зато у меня теперь есть время до конца лета над ними поработать. Первый — это обучение финансовой грамотности через игры. Через интерактивное образование и игры учить российских школьников азам финансовой грамотности, что очень важно. Павел Дуров давно говорил, что будущее образования — за компьютерными играми. У меня есть ряд идей на этот счёт — как улучшить образование, как его сделать более доступным для всех слоёв населения. С другой стороны, я делал проект, который связан с экологией в Калининградской области. Я сделал приложение с картой и со всеми местами, где можно сдать макулатуру и разный мусор. Эти проекты делал в течение трёх месяцев. И ещё всего разного интересного можно сделать.

Вообще, раньше я хотел стать архитектором, поэтому учился в художественной школе, готовился к поступлению в Корнелльский университет на архитектуру, но потом я понял, что в 21 веке в архитектуре поле для интеллектуального самовыражения не такое широкое, как в computer science, например. Поэтому я решил заниматься этим.

А где примерно вы сейчас находитесь? И что вы будете делать в ближайшем будущем?

Я сейчас нахожусь в Европе, где конкретно — сказать не могу. Сейчас я пока буду здесь, мне нужно сделать студенческую визу США. И до этого момента я буду в Европе, буду ездить, позанимаюсь, математику подтяну, посмотрю гарвардский курс по computer science. Потом в The Economist до 15 июля открыт конкурс эссе, интересно написать туда. В общем, буду заниматься разными вещами, которыми за время кампании заниматься было некогда.

И, кстати, я буду удалённо работать в штабе — писать посты, помогать новым руководителям, консультировать их, если что. Буду помогать ребятам.

Вопрос, который волнует многих. За вами следил Центр «Э», Следственный комитет вас задерживал, но вы тем не менее уехали из России. Расскажите, как это было?

Ничего такого сложного. На самом деле, это так звучит «завели уголовное дело», но… Вы понимаете, все эти системные процессы, маховик системы — он очень неповоротливый, медленный. Блин, о чём речь? Они возбудили уголовное дело 26 марта, я ходил и вообще даже не знал об этом. Не знал, потому что я был в Сингапуре, у меня был отключён телефон и следак не мог дозвониться, вот и всё.

Это не так всё сложно, как кажется. Есть окно возможностей, которое постоянно сужается, но оно есть. Я не медля уехал, потому что дальше было бы сложно. Если бы я 20 числа пришёл в СК, мне бы дали подписку о невыезде и там уже стало бы гораздо сложнее.

То есть без подписки о невыезде вас никто на границе не задерживает?

Да. Статья не тяжкая, плюс я не подписал подписку о невыезде, а [следователи] никак не связаны с [пограничниками]. Они могли, конечно, позвонить куда-то, использовать неформальные институты силовиков, сказать, не выпускайте его. Но такого не было. А может, и было, но их никто не послушал. Как-то так. Когда есть момент — это легко, поэтому я уехал, когда было легко.

Вы собираетесь и дальше помогать штабам Навального. А вам кто-нибудь помогает? Вот вы ездите по Европе. Как это происходит?

Конечно. Юридически мне всегда помогал [юрист Фонда борьбы с коррупцией] Иван Жданов, и федеральный штаб тоже помогал — они помогают всем сотрудникам, волонтёрам. И сейчас очень много поддержки со стороны сторонников штаба, от людей, которым интересно то, чем я занимался в течение года. Они пишут мне. Если что, я точно не пропаду.

А работа сейчас у вас какая-то есть?

Работа? Ну вот я удалённо буду продолжать работать в штабе… У меня сейчас достаточно денег, чтобы несколько недель или месяц прожить, чтобы спокойно есть, не голодать. Если что, есть много людей, кто выражал поддержку. Если кто-то готов финансово помочь, я буду рад, да, потому что сложно тратить евро и получать небольшие деньги относительно европейских стран. Но я справлюсь, это не проблема.

Я так понимаю, что в Калининграде остаётся ваш отец. Собираетесь ли возвращаться? При каких условиях? И не боитесь ли за него?

Ему ничего не сделают. Если попытаются, то он уедет, мы примем решение, и это будет несложно. Да, папа остаётся, к сожалению. Мне немножко тоскливо, должен признаться, что пришлось уезжать таким образом, не по-человечески. Я с бабушкой давно не виделся, и тут пришлось уехать. Да и со многими людьми. Поэтому это не очень приятный процесс, на самом деле.

По поводу моего приезда обратно, пока буду бакалавра получать — точно нет. Надо сделать паузу. Я и так изначально планировал, что я уеду учиться. Чтобы предъявлять что-то более серьёзное, чем то, что мы делали во время президентской кампании, нужно быть конкурентным, нужно обладать знаниями и иметь expertise («компетентность»). Поэтому нужно отучиться, получить профессиональные знания, опыт. Потом будет легче бороться с истеблишментом в России. Что сейчас изменилось, так это то, что я на каникулы не смогу приехать. Может быть, между бакалавром и PhD приеду, потому что срок давности уголовного дела — два года.

То есть вообще вы намерены когда-нибудь в любом случае вернуться и приложить какие-то усилия в России?

Я бы хотел, потому что это настоящее приключение, это очень интересно — весь этот движ. Я благодарен судьбе за то, что поработал и всё это на себе испытал. Есть азарт победить, потому что в России очень много талантливых людей, которые хотят другой вектор развития, которые хотят построить прекрасную Россию будущего. И я очень хочу быть частью этого. В России просто океан возможностей, но, к сожалению, нашим лидерам это не интересно. Так что мы сами должны стать лидерами, стать маяком, так, чтобы озарять тех, кто ещё в темноте.

Круто. В конце тяжёлый вопрос — про хорька Виталика. Где он сейчас, что с ним будет?

На Виталика уже праймериз. Очень много людей хотят его забрать. Нужно проводить дебаты, чтобы кандидаты составляли программы, предложения, как они видят жизнь Виталика в ближайшие годы. На самом деле, мы уже с Андреем Лошаком выбрали [нового хозяина] в Калининграде. У одного мужчины жена всегда мечтала о хорьке. Но если женщина мечтает о хорьке… Я думаю, он попадёт в достойные руки. С ним всё будет хорошо.

Источник: https://medialeaks.ru/2404dalex-yt-egor-chernyuk/
политика,военкомат,Россия,статья,новости,длиннопост
Развернуть

Тулеев видео клуб аметистов разное ТЦ "Зимняя вишня" кемерово ...политика 

Развернуть

социальные сети новости ...политика 

Не больше трех часов и только через «Госуслуги»: в России хотят отрегулировать пребывание в соцсетях

Соответствующий законопроект о защите граждан от негативной информации в социальных сетях подготовил петербургский депутат Андрей Анохин.

В России, кажется, настают тяжелые времена, когда электронная свобода будет жестко регулироваться. Конечно, «во благо» российских интернет-юзеров. Так, петербургский депутат Андрей Анохин подготовил и внес законопроект в Законодательное собрание Санкт-Петербурга (в дальнейшем планирует передать федеральным законодателям), суть которого — привязать нами любимые соцсети к порталу «Госуслуги», а также ограничить время пребывания в социальных сетях.

Согласно документу «О защите граждан от негативного воздействия сетевых сообществ в интернете» («Шторм» внимательно изучил законопроект) Анохин предлагает на федеральном уровне обязать россиян входить в соцсети через портал государственных и муниципальных услуг. В противном случае социальная сеть, не подчинившая этому правилу, будет запрещена на территории России, а операторы связи будут обязаны заблокировать ее в течение суток после принятия такого решения.

Кроме того, законопроект запрещает пользоваться социальными сетями несовершеннолетним. Правда, уточняется, что речь идет исключительно о пользовании соцсетями в «образовательных, медицинских и иных организациях, в которых обучаются, воспитываются и (или) содержатся лица, не достигшие возраста 18 лет». Параллельно эти учреждения обязаны будут принимать технические меры для соблюдения запрета. Очевидно, речь идет о специальных программах для блокировки социальных сетей. Но самое интересное — своим законом петербургский депутат вводит лимит на пребывание в социальной сети. «Граждане вправе получать доступ к сетевым сообществам суммарной продолжительностью не более трех часов в сутки», — говорится в законопроекте. Операторы, в свою очередь, обязаны придумать, как контролировать этот пункт: в законопроекте прописана необходимость заставить их разрабатывать и принимать организационные, технические и иные необходимые меры для соблюдения ограничения.

В пояснительной записке отмечается, что настало время защищать граждан от угрозы неадекватного восприятия действительности, виной которому социальные сети.

«Участились случаи использования сетевых сообществ в противоправных целях, особенно с использованием возможностей разрушительного воздействия виртуального общения на психику несовершеннолетних. Условием такой противоправной деятельности становится анонимность участников сетевых сообществ», — считает депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин.

Предложенные им меры, по его убеждению, помогут защитить граждан от падения нравов и нервных срывов. Их он предлагает распространить на граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства, проживающих или пребывающих на территории РФ, а также следующих через нее транзитом. Что делать, если иностранные граждане не изъявят желания, находясь в России, заходить в наши соцсети, в законопроекте не уточняется.

При этом в финансовом обосновании Анохин добавляет, что для принятия закона не потребуется вообще никаких денег. А вот сколько придется потратить операторам связи для разработки технических средств, позволяющих блокировать доступ к соцсети после трех часов, автор законопроекта, очевидно, не просчитывал. Да и исполнить это требование будет нереально, считает глава агентства «Социальные сети» Денис Терехов.

«Это технически неисполнимо. Мне кажется, что люди, которые выходят с такими инициативами, представляют себе интернет как игру Angry Birds, где по свинкам стреляют. Или в телефоне не микрочипы голос передают, а маленькие гномики там что-то колдуют. Мне кажется, многие депутаты в такой парадигме и находятся», — иронизирует Терехов, добавляя, что все пользователи социальных сетей давно идентифицированы, а для регулирования интернета хватает законодательства образца 2005 года.

У самого депутата также есть официальная страница в социальной сети Facebook. Правда, в этой соцсети он проводит не так много времени, публикуя в среднем по одной новости в день. Кстати, на просторах российского интернета Анохин известен, причем больше не как депутат, а как рэпер, записавший дисс на Навального.

Источник: https://dailystorm.ru/vlast/ne-bolshe-treh-chasov-i-tolko-cherez-gosuslugi-v-rossii-hotyat-otregulirovat-prebyvanie-v-socsetyah
Генеалогическое древо, справку из ФСБ и красный диплом принесли? Конечно, вот всё Отлично, ваша очередь на пользование интернетом подойдет через 463 дня. Мы пришлём вам голубя,политика,социальные сети,новости
Развернуть

фас смартфоны новости ...политика 

ФАС хочет обязать предустанавливать российское ПО на смартфонах и планшетах

Если есть российский аналог приложению, которое производитель мобильных устройств планирует предустановить на устройство связи, такой аналог должен быть предложен потребителю, - считают в антимонопольной службе.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России предложила подготовить изменения в законодательство, согласно которым наличие на смартфонах и планшетах предустановленных отечественных программных продуктов станет обязательным.

Речь идет о стандартных приложениях, таких как браузер, почта, аудиопроигрыватель и других, сообщается на сайте ФАС:
«В ФАС России часто поступают жалобы граждан на предустановленные сервисные приложения на телефонах, смартфонах, планшетах и т.п. Зачастую они устанавливаются на оборудование связи автоматически и без возможности удаления.

Чтобы решить проблему комплексно, ФАС России предложила подготовить изменения в законодательство об установлении требований к пользовательскому оборудованию связи по наличию предустановленных отечественных программных продуктов (сервисных приложений), таких стандартных как браузер, почта, аудио-проигрыватель и другие аналогичные функциональности.

Другими словами, если есть российский аналог приложению, которое производитель мобильных устройств планирует предустановить на устройство связи, такой аналог должен также быть предложен потребителю.

Это не только расширит возможности выбора для пользователей, но и станет хорошей поддержкой для российских разработчиков конкурировать с цифровыми гигантами».

Также у пользователей должна появиться возможность полного удаления предустановленных приложений. Однако следует учитывать, что при этом возможности удаления не подвергнутся сервисные программы, необходимые для работы телефона (смартфона), потеря которых приведет к некорректной работе или отказу его работы, уточняют в ФАС.

Эти предложения ФАС входят в проект плана мероприятий по развитию конкуренции в области информационных технологий, который сейчас обсуждается с участниками рынка. Так, среди целевых показателей — повышение доли российских программных продуктов, в том числе в социально значимых отраслях (энергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование, транспорт, безопасность), включая предоставление услуг в формате облачных сервисов, не менее чем на 10% ежегодно.

Напомним, в феврале 2015 года после заявления компании «Яндекс» ФАС возбудила дело в отношении компании Google в соответствии с антимонопольным законодательством за злоупотребление доминирующим положением на рынке. Яндекс посчитал, что Google диктует свои условия производителям мобильных устройств на базе операционной системы Android. Компания обратилась в ФАС после того, как в 2014 году Google запретил предустановку всех сервисов Яндекса на мобильных устройствах Fly, Explay и Prestigio. После долгих судебных тяжб, с помощью которых Google пытался затянуть дело, ФАС готова была перевести конфликт в уголовную плоскость, и в итоге было заключено мировое соглашение, а Google начал выполнять предписания российской антимонопольной службы.

Таким образом, вопрос об установке тех или иных приложений на смартфонах уже фактически отрегулирован, поэтому новая инициатива ФАС может оказаться излишней, и даже более того — накладывающей на производителей смартфонов сомнительные обязательства. Поэтому роль регулятора в плане установки/удаления приложений лучше было бы возложить всё-таки на пользователей, которым виднее, какие программы им удобны, а какие — нет.

Источник: https://roskomsvoboda.org/38365/
политика,фас,смартфоны,новости
Развернуть

деньги животные сравнение видео ...политика 

Развернуть

Штрафы цензура новости ...политика 

Россиян предлагают штрафовать за распространение недостоверной информации, в том числе за «экологический экстремизм»

В Совете Федерации разрабатывают поправки в Кодекс административных правонарушений, предусматривающие введение штрафов за распространение недостоверной информации. Об этом «Известиям» рассказала автор инициативы, сенатор Ирина Гехт.

Наказывать за распространение ложных сведений предлагается граждан и некоммерческие организации, штрафы могут составить 50−100 тыс. рублей.

По словам Гехт, новация призвана защитить граждан от паники, которую вызывает трансляция непроверенных данных. Идея разработки документа возникла из-за участившихся случаев так называемого экологического экстремизма, рассказала сенатор. Так, на митингах с экологическими требованиями граждан запугивают массовым ростом онкозаболеваний из-за работы завода. Подобным образом действуют «псевдоэкологические» некоммерческие организации, которые преследуют политические цели, заявила сенатор.

Наказание предусмотрят за недостоверную информацию любой тематики, в том числе за призывы отказаться от прививок из-за якобы угрозы инвалидности и пропаганду ВИЧ-диссидентства.

«Мы с экспертами и общественниками сейчас обсуждаем, как прописать эту норму в Административном кодексе, чтобы люди взвешивали, что говорят, и лишний раз не играли на эмоциях, а давали объективную оценку», — отметила автор.

При этом сенатор признает, что определить критерии недостоверной информации достаточно сложно. Сейчас юристы ищут способ «не ущемить права и свободы граждан в рамках законопроекта», сказала Гехт.

Согласовать окончательный вариант законопроекта планируется к концу апреля, в конце мая — начале июня авторы планируют внести его в Госдуму.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/news/379994
политика,Штрафы,цензура,новости
Развернуть