ликбез

Подписчиков: 3     Сообщений: 29     Рейтинг постов: 169.6

спорт допинг ликбез ...политика 

Допинг! Как много в этом слове спортсмену русскому слилось!

На реакторе мало писали про допинговый скандал. Да и я заметил, что люди в среднем не очень им интересуются. В последнее время гос.пропаганда по отношению к этому скандалу активизировалась, поэтому я решил написать сей текст для ликвидации безграмотности.


Что вообще происходит?

Россия под угрозой отстранения от Олимпиады, вот что.


Российское государство обвиняется в создании централизованной системы приёма допинга и скрытия положительный проб на допинг. Куча атлетов лишены медалей за олимпиаду в Сочи-2014 и Россия скатилась в общемедальном зачёте с 1го места на 4ое. Это уже не начало, но ещё не конец.


Дальше будет много буков, потому что чтобы понять этот скандал и насладиться мякоткой, надо потрудиться и разобраться.


Глоссарий


ADAMS - Anti-Doping Administration and Management System. Единая международная система по работе против допинга. По сути, веб-сайт, куда атлеты, лаборатории, антидопинговые офицеры вносят информацию о пробах. А дальше это всё анализируется.


ARD - главный немецкий телеканал


IAAF - International Association of Athletics Federations. Международная федерация лёгкой атлетики. Главная организация в лёгкой атлетике.


IOC/МОК - Международный Олимпийский Коминет


TUE/ТИ - Therapeutic Use Exemptions. Терапевтические исключения. Позволяют спортсменам принимать запрещённые вещества, если они чем-то больны и аналогов запрещённым веществам нет.


WADA/вада - World Anti Doping Agency - Всемирное агенство против допинга. Независимая организация, которой МОК и спортивные федерации делегировали борьбу с допингом.


ВФЛА - Всероссийская Федерация Лёгкой Атлетики. Главная организация в лёгкой атлетике России.


Родченков, Григорий - глава Московской антидопинговой лаборатории, кандидад хим. наук, обладатель ордена Дружбы и двух почётных грамот Президента РФ.


РУСАДА - Российское антидопинговое агентство.



Хронология событий

декабрь 2014 - ARD выпускает документалку, где два бывших атлета из РФ говорят про взятки и систематическое применение допинга в лёгкой атлетике.

январь 2015 - WADA создаёт комиссию под руководством Паунда для рассмотрения фактов, изложенных в фильме ARD.

август 2015 - президент IAAF уходит с поста из-за обвинений в коррупции.

ноябрь 2015 - комиссия Паунда публикует первую часть доклада. ВФЛА и РУСАДА лишают аккредитации.

май 2016 - Родченков уехал в США и начал давать показания против РФ. WADA создало новую комиссию под руководством Макларена для проверки этих фактов.

июль 2016 - первая часть доклада Макларена. МОК учереждает две комиссии для перепроверки данных: комиссия Освальда занимается персональной ответственностью атлетов, комиссия Шмидта занимается ответственностью государства.

август 2016 - на олимпиаду 2016 не допущены российские тяжёло и лёгкоатлеты. От параолимпиады отстранены полностью.

ноябрь 2017 - комиссия Освальда начала выносить первые вердикты.

5-7 декабря 2017 - пройдёт заседание МОК, где будут представлены результаты комиссии Шмидта и на её основании введены (или не введны) санкции против РФ перед олимпиадой 2018.


Суть обвинений

Россия и некоторые спортсмены обвиняются в том, что они принимали допинг и активно скрывали это. Чиновники в этом помогали. Схем было две.


Первая. Применялась до 2013г и во внутренних соревнованиях. Если в московской лаборатории находили допинг в пробе, то узнавали, за кем эта проба. Если он в "защитном" списке, то в систему ADAMS проба вносилась как отрицательная. Проба Б при этом уезжала в Швейцарию, но так как она отрицательная, то никто её не перепроверял.


Вторая. Применялась на международных соревнованиях, проходивших в РФ с 2013г: Универсиада-2013, Олимпиада-2014, всякие этапы кубков мира.

1) все спортсмены из "защитного" списка заранее сдавали чистую мочу.

2) когда у спортсмена брали допинг пробу - он передавал номер своей пробы в мин.спорта

3) после забора допинг пробы, проба А должна была ехать в Москву на проверку, а проба Б - в Швейцарию на хранение. В ночь перед вылетом пробу Б крали, вскрывали, подменяли мочу на чистую и клали обратно. 

BEREG-KIT current version,политика,спорт,допинг,ликбез



Какие ваши доказательства

От спортсменов, депутатов, чиновников и ватанов (часто эти должности совмещаются) можно услышать возгласы "да это не доказательства! какие-то царапины!". Поэтому рассказываю что именно нашли эти три комиссии (Паунда, Макларена и Освальда - Шмидт на момент написания поста не опубликовал своё заключение).


Паунд

политика,спорт,допинг,ликбез

1) IAAF (и вроде WADA) блокировали публикацию научного доклада. Там рассказывалось про текущую методолгию выявления допинга и её минусы. Результаты анализов посылаются трём независимым анонимным докторам. Они должны поставить пробе оценку - "странная" или "не странная". Проба считается допинговой только если все три посчитали её "странной". Оказалось, что куча легкоатлетов сдают годами пробы, которые 2 из 3 считают "странной", но они продолжают бегать. Если смотреть на эти данные, то "не полностью странные" пробы из РФ идут потоком. Но и многие другие страны не отставали. При этом есть атлеты, у которых ни один доктор не посчитал странной ни одной пробы. Усейн Болт среди них.

2) ВФЛА давала взятки президенту IAAF, чтобы те не сильно громко говорили о допинге в РФ. Часть данных не публиковалась, часть - публиковалась совместно с другими данными, чтобы не создавалось ощущение, что допа только в РФ.

3) ВАДА уведомила РУСАДУ, что они приедут забрать пробы А, которые у них хранились. Когда через 3 дня они приехали, то обнаружили, что за эти 3 дня в РУСАДА уничтожили 1400 проб. Формально они имели право делать это - ибо пробы были старше, чем минимальный срок хранения. Но в реальности рекомендуется все пробы хранить бесконечно. И если в локальной лаборатории уже нет места для них, то просить ВАДУ забрать к себе - что они обычно с удовольствием делают. На вопрос ВАДЫ - какого хрена вы пробирки удалили, которые мы забрать хотели? Родченков глупо улыбался, говорил что почта глючит и холодильник с анализами сломался.

4) куча уличённых в допинге и дисквалифицированных спортсменов и тренеров в РФ продолжали работать спортивными чиновниками, тренерами, депутатами. Что не вяжется с принципом нулевой терпимости к допингу.

5) после доклада был уволен Родченков и ещё два директора РУСАДЫ. Через 3 месяца два директора РУСАДЫ скоропостижно скончались от сердечных приступов. Расследования по факту их смерти не проводились. Некоторые люди считают их смерть очень странной. Родченков тоже так посчитал и решил, что в США будет получше с неожиданными сердечными приступами. Он уехал туда, получил убежище и анонимное жильё по программе защиты свидетелей.


Макларен

политика,спорт,допинг,ликбез

1) В РУСАДА была система скрытия положительных проб. Родченков указал на пробы, которые были положительными, но он занёс в ADAMS информацию, что они отрицательные. Пробы А были унчтожены до этого. Зато пробы Б сохранились и их перепроверка подтвердила, что в них присутствовал допинг.

2) Все пробы сразу после сдачи при спорстмене упаковываются в особые банки, которые нельзя открыть не повредив пломбу. Родченков утверждал, что русские научились их вскрывать. Нанятый Маклареном специалист через пару месяцев так же смог их вскрыть и закрыть не повредив пломбу. Тогда же оказалось, что этот метод оставляет царапины на внутренней стороне пробирки. Родченков указал на некоторые пробы, которые вскрывались. После обследования у некоторых из них были найдедны царапины с внутренней стороны. Так же были изучены случайные контрольные пробирки. Ни у одной из них не было царапин.

3) Когда собирается проба сразу записывается плотность. Плотность мочи сильно скачет даже в течении одного дня. Родченков увтерждал, что после вскрытия пробирки, её давали ему. Они подменял сданную мочу на заранее заготовленную. Чтобы выровнять плотность ему приходилось или добавлять воды, или подсыпать соль (обычную, пищевую). В ходе проверки всех проб нашлись те, в которых содержание соли было физиологически невозможным.

4) Родченков указал, что женская сборная по хоккею была внесена под защиту от допинга в последний момент и у них не было достаточно чистой мочи, чтобы совершить подмену. После проверки их проб оказалось, что у некоторых не совпадала ДНК, а у одной вообще оказалась мужская моча.

5) архив электронной почты и дневник Родченкова. Подлинность обоих источников достаточно точно проверяется и так же достаточно легко опровергается в случае подлога.



Освальд

политика,спорт,допинг,ликбез

1) Был нанят ещё один профессор для вскрытия пробирок. Он так же смог вскрыть. В ходе изучения он лучше объяснил какие царапины могут быть. Он обнаружил, что некоторые царапины могут появится от сильного заворачивания крышки. Но другой тип царапин - только от попытки вскрытия. Он назвал это Т-царапины (от англ tampering - подделка). Вскрытой пробиркой он считал только ту, у которой были множественные Т-царапины. Он и по сей день продолжает изучение пробирок на предмет наличия царапин и их типа.

2) Этот же профессор обнаружил, что чем больше он и его ассистенты тренируются во вскрытии пробирок, тем меньше следов остаётся. Он пришёл к тому, что некоторые пробирки они вскрывали так, что Т-царапин не оставалось, или они были единичным. То есть, они сами не стали бы считать эту пробирку вскрытой из п.1.

3) Нашли ещё одного прфессора из Канады, которые принялся изучать содержание соли в моче русских спортсменов более точно. Он нашёл больше несовпадений и более научно их описал. По сути, повторил результаты Макларена, но более точно.


Некоторые неочевидные выводы из всего этого

1) Номер пробы знают только 2 человека - сам спортсмен и допинг-офицер. Если на внутренних соревнованиях работают русские же допинг-офицеры и они могли быть вовлечены в сговор, то на Олимпиаде-2014 допинг-офицеры были со всех стран и рандомные. То, что Родченков вообще знал номер пробирки говорит о том, что спортсмен сам сообщил кому-то этот номер. А это само по себе является допинговым нарушением. Ещё есть вариант, что ADAMS взломан и любой мог узнать номер пробы. Но в таком случае достаточно было показать эту дыру, чтобы отвести от спортсменов все подозрения

2) То, что в некоторых пробах найдена куча соли, а плотность осталась той же - означает, что моча в ней уже не та, которая сдавалась. Иначе конечная плотность увеличилась бы. А это значит, что у спортсмена когда-то взяли мочу не во время допинг-теста, а просто так. И он обязан был сообщить об этом.



Что отвечают российские власти и спортсмены

политика,спорт,допинг,ликбез

На уровне российских СМИ все говорят одно и то же - мы в кругу врагов, это заговор против РФ, мы пойдём в суды, Паунд/Макларен/Освальд старые маразматики, Родченков пишет порно-рассказы и т.д.


На официальном уровне просто молчат.


Российские хакеры частично взломали ADAMS. Правда вытащить оттуда они смогли только TUE. На ОРТ по этой информации вышел сенсационный фильм-расследование, который был проигнорирован всеми остальными странами и телеканалами.



Что грозит России за это

[BOSCO?] ïTj |T3 s » ■// ■,политика,спорт,допинг,ликбез

Уже отобрана куча медалей олимпиад 2012 и 2014. Триумф российского спорта в Сочи-2014 может оказаться громадной аферой и пшиком. Параолимпийская олимпиада уже 2ой раз проходит без России и похоже так будет ещё долго. Легкоатлеты и тяжелоатлеты из России не могут выступать (или могут выступать не под российским флагом с доп.условиями).

Россию могут не допустить на ОИ-2018 в Пхёнчхане, либо допустить с ограничениями.

Куча спортсменов из России были пожизненно дисквалифицированы с Олимпийских игр. Так глава российской федерации бобслея и скелетона не имеет права посещать олимпийские игры.

На картинке выше - церемония награждения в гонках на лыжах 50км. Две из трёх медалей России были аннулированны.



Часто задаваемые вопросы

1) почему отстраняют на основании каких-то царапин? Допинга же не было найдено!


Надо понимать, что борьба с допингом - это сложная отрасль. Уже давно допинг никто не находит. Если вы посмотрите на новости, то увидите, что нашли "метаболиты такого-то вещества". То есть, не само вещество, а то, что получается при его распаде. Это не на 100% доказывает, что ты применял допинг - может этот метаболит от чего-то другого пришёл. Также запрещены все мочегонные вещества. Они вообще к допингу не имеют отношения, но они помогают скрыть допинг. И потому даже если ты случайно выпил мочегонное и это только ухудшило твой результат (ибо ссать постоянно хотелось) - то тебя всё равно обвинят в нарушении антидопинговых правил.


Ещё хотелось бы подчеркнуть разницу "обвиняют в применении допинга" и "обвиняют в нарушении антидопинговых правил". Журналисты пишут первое. А в реальности обычно второе. Антидопинговых правил много и их нарушение не обязательно может быть связано с применением допинга. Но если ты их нарушил - то понесёшь ответственность как за допинг. Например, спортсмен обязан в ADAMS писать, где его можно найти 1 час в день, чтобы в любой день к нему мог прийти антидопинговый офицер и взять пробу. Если офицер прийдёт по указанному адресу в указанное время и не застанет там спортсмена - то это будет считаться нарушением антидопинговых правил и спортсмен может быть дисквалифицирован. Была история, когда чувак уехал отдыхать на юга на неделю и забыл отметиться в ADAMS. В суде он смог доказать, что уехал на отдых, жил в отеле неделю и сдал чистую пробу после отдыха. Поэтому его "всего лишь" дисквалифицировали на полгода.



2) WADA в качестве одного из пунктов требований по восстановлению аккредитации РУСАДЫ требует подтвердить доклад Макларена. Ха! У самих доказательств никаких нет - вот и требуют, чтобы сами согласились!


Этот пункт появился после того, как Россия год просто не комментировала официально этот доклад. Стало ясно, что они просто хотят отмолчаться. И потому его добавили. При этом если Россия сможет опровергнуть доклад, то аккредитация РУСАДЫ вернётся автоматом - так как не за что лишать. Но как я выше писал Россия не спешит (и похоже не собирается) выдвигать хоть какую-то свою версию.



3) Допинг применяют везде, а наказывают только Россию! Половина американцев легально принимают допинг по TUE.


То, что допинг применяют везде - это говорят в основном в СНГ. Это и называется "культура допинга". Когда к применению допинга относятся спокойно и с пониманием. В России допингисты в Гос.Думе сидят, а в Германии, например, применение допинга является уголовным преступлением.


Обычно по TUE можно принимать небольшое количество препарата, которое не может повлиять на результат. Плюс эти диагнозы проверяются и перепроверяются. Так на олимпиаде ходила мобильная группа докторов, которые проверяли случайных спортсменов на то, правда ли они болеют тем, на что у них выписан TUE. Вроде кого-то так разоблачили даже.


После взлома базы ADAMS по TUE брали интервью у одного финского врача. Он говорил, что в целом большинство исключений выглядят нормальными. Есть вопросы по некоторым, но только потому, что были выложены лишь заключения без полных обоснований и анализов.


Да и сами русские могут так же легко получать TUE, как и остальные спортсмены. Вот из переписки Родченкова с одним из чиновников:


- Дорогой Алексей, тут вот кто-то вылез с передозом с ингаляциями, невероятно много или совсем больной (есть разрешение??), или чудило зимнее (далее указывается номер пробы)

- Это Легков, сохранить (то есть не вносить в базу ADAMS как положительную пробу)

- Понятно. Почему он себе разрешение на терапевтическое исключение не оформит? Дело-то плевое

- Разбираемся! Оно у него есть, почему-то не указал в протоколе

- Спасли козла Легкова.



4) Родченков пишет порно-рассказы! Он хакер! Он всех пичкал наркотой. Он просто не любит всё русское.


И комиссия Макларена, и комиссия Освальда подчёркивают, что Родченков - не самый лучший свидетель. Он сам был частью системы и явно не кристально чистый человек. Но при этом его показания очень чётко соответствуют действительности. Он указывает на проблемные пробирки и говорит какие проблемы могут там возникнуть. Он точечно сказал, что в моче женской сборной по хоккею будет другая моча - и они вправду нашли это. Он сказал, что применял соль для выравнивания плотности (а мог бы использовать сахар или что угодно) - и они подтвердили это. В общем, его показания хорошо согласуются с действительностью. А показаний второй стороны (России) просто нет. 


Так же Освальд указывает, что Макларен из-за недостатка времени перепутал два файла - Medal-by-day и Дюшес. В первом были предполагаемые медалисты, а во втором, поменьше - список спортсменов, которые принимали допинг и мочу которых надо подменять. В какой-то момент МОК захотел отстранить всех спортсменов из первого списка в подозрениях к применению допинга. Сам Родченков узнав об этом из СМИ указал на ошибку. Из этого Осваьд делает вывод, что у Родченкова нет цели огульно обвинить всех подряд. Он делает это достаточно точно.


Сейчас российские СМИ (и кремлеботы) пытаются вместо разбора и опровержения фактов, перейти на личности и объяснить какой плохой Родченков. Каким бы он ни был плохим, это не отменяет его показания и факты, найденные комиссиями.



5) Что за "Дюшес"?


Это эксельная табличка, в которой есть список из 40 спортсменов, которые были "под защитой" на олимпиаде Сочи-2014. Их пробы подменялись на чистые. Сами они перед соревнованием полоскали рот специальным коктелем из трёх анаболических стероидов. Мужчинам это разбавляли в виски, женщинам - в вермуте. Всё было сделано так, чтобы окно обнаружения было минимальным. Уже через неделю невозможно было обнаружить применение этих веществ.



Заключение


Я ещё дофига чего могу рассказать про это, но уже устал (да и вы наверное уже устали читать). Если будут какие вопросы или что-то интересное произойдёт - напишу 2ую часть.


МОК обещает вечером 5го декабря вынести вердикт по допуску России к ОИ-2018. Вероятнее всего, они разрешат выступление, но под нейтральным флагом. Чиновники уже заявили, что в таком случае Россия откажется от олимпиады. Так же некоторые источники в администрации президента говорят, что выгоднее бойкотировать Олимпиаду и рассказывать про круг врагов, нежели поехать там и очень сильно обосраться перед очередными выборами Путина.


Развернуть

песочница политоты ликбез революция мировая революция статья много букв ...политика 

Александр Тарасов


Мировая революция-2

Возвращение к глобальной революционной стратегии с учетом опыта XX века


Всемирно-историческое[1] поражение советского блока в III Мировой («холодной») войне дает нам возможность вернуться наконец к теме революционной глобальной антибуржуазной стратегии.

На протяжении XX века такая стратегия, основанная на глобальном видении и классовом подходе, предлагалась всего два раза. Первая была предложена большевиками, хорошо понимавшими, что судьба Русской революции зависит от революции мировой, что никакое «построение социализма в одной отдельно взятой стране» невозможно — и сознательно делавших ставку на мировую революцию. Для осуществления этой цели, собственно, и был создан Коминтерн.


Первоначально мировая революция мыслилась как революция в развитых европейских странах, но довольно быстро большевики перенесли свое внимание на страны «третьего мира», в первую очередь на колониальные и полуколониальные страны Азии.


Эта стратегия была отброшена после контрреволюционного сталинского термидорианского переворота. Пришедшая к власти в СССР в ходе этого переворота мелкая буржуазия (конкретно — чиновничество, а по социальному происхождению в основном — мелкая сельская буржуазия) ни в коем случае не была заинтересована в продолжении революции, в революционной борьбе и в неизбежно связанных с нею рисках. Как всякая буржуазия, она стремилась к стабильности (и тот факт, что в специфических советских условиях чиновничество было лишь виртуальной мелкой буржуазией, сути дела не меняет, поскольку стабильность — это категория социальной психологии, социального поведения). Революционная стратегия классового конфликта была заменена контрреволюционной стратегией Realpolitik. Классовая позиция была заменена государственной, то есть противостояние классов и их политических представителей было заменено противостоянием государств и — позже — противостоянием военно-политических блоков (НАТО против Варшавского Договора, Запад против Востока и т.п.). Это явилось откатом к классической политике, всегда проводившейся на международной арене государствами, основанными на классовой эксплуатации.


Утвердившийся в СССР (а позже и в его сателлитах) общественный строй — суперэтатизм (о суперэтатизме подробнее см. в моей статье «Суперэтатизм и социализм». — «Свободная мысль». 1996, № 12), основанный на сочетании индустриального способа производства с государственной собственностью на средства производства, будучи парным и в подлинном смысле слова альтернативным капитализму (альтернатива, напоминаю, это выбор из двух и более равных вариантов) в рамках одного — индустриального — способа производства, объективно был ориентирован на включение в единую с капитализмом мировую экономику, на мирное сосуществование, а не на войну до полной победы.


Безусловно, советская верхушка со времен сталинизма была готова отказаться от противостояния с буржуазным миром, но не могла этого сделать из-за позиции буржуазного мира: экспроприация средств производства у частных собственников настолько испугала буржуазию и послужила настолько опасным примером, что отказ от конфликта между СССР и капиталистическими странами мог быть основан только на возвращении экспроприированной собственности ее прежним владельцам и показательной экзекуции экспроприаторов. Понимание этого заставило сталинское, а затем и постсталинское руководство продолжать государственное, военное и идеологическое противостояние с Западом, тем более что апелляция к Октябрю 1917 года была единственным основанием легитимности этого руководства.


Однако стратегия государственного противостояния была изначально обречена на провал: это была типичная, хорошо известная из истории классовых эксплуататорских обществ стратегия, основанная на государственной мобилизации, то есть в конечном счете на материально-техническом противостоянии наличных сил и ресурсов (включая военную и людскую силу). Очевидно, что СССР (даже с сателлитами) был слабее (имел меньше ресурсов), чем остальной мир (мир капитализма). Кроме того, по причинам идеологического характера (поскольку советская суперэтатистская верхушка вынуждена была пользоваться чуждой себе социалистической идеологией — как прикрытием) СССР не мог так откровенно грабить и эксплуатировать страны «третьего мира», как это делал Запад.


Следовательно, поражение СССР с союзниками в этом глобальном противостоянии было лишь вопросом времени. Это поражение и случилось 15 лет назад — у нас на глазах — вскоре после того, как на Западе возникли ТНК с объемом капитализации, превосходящим объем капитализации СССР (надо понимать, что в мировой экономике Советский Союз выступал как одна огромная монополия, которая была вынуждена — в отличие от западных монополий — конкурировать со всеми по всем видам продукции, во-первых, и тратить огромную часть прибыли на поддержание вооруженных сил и социальные цели, во-вторых).


Классовый конфликт, в отличие от государственного, развивается по другим законам и основан на другом принципе: это не борьба разных стран и блоков, когда противоборствующие силы готовы в пределе к тотальному уничтожению всего населения и всего народного хозяйства на территории противника, а борьба противоборствующих классовых сил за одни и те же народнохозяйственные объекты (и ресурсы). Ни одна из сторон в этой борьбе не заинтересована в разрушении и уничтожении (тем более тотальном) этих объектов и ресурсов. Никакой самый оголтелый реакционер не будет сбрасывать атомную бомбу на свои заводы только потому, что эти заводы в данный момент захвачены его же рабочими. Именно этот фактор ограничения дает реальную возможность революционным силам победить даже в тех случаях, когда противник объективно сильнее.


Второй раз глобальная революционная стратегия в XX веке была предложена Эрнесто Че Геварой — в его знаменитом «Письме на Триконтиненталь». Напомню, что в этом письме Че провозглашал США врагомчеловечества, призывал к созданию «двух, трех, многих Вьетнамов» в странах «третьего мира» — с тем чтобы, во-первых, отрезать империалистические страны от расположенных в «третьем мире» сырьевых, энергетических и экономических баз империализма, а во-вторых, чтобы втянуть империализм в такое число локальных военных конфликтов на территории капиталистической периферии, которое заставило бы империализм надорваться экономически.


Фактически Че предложил стратегию глобальной партизанской войны — с обязательным переносом ее на территорию стран «первого мира», чтобы противник не мог себя чувствовать спокойно даже в своих цитаделях, в капиталистической метрополии, чтобы он вынужден был вести вооруженную борьбу у себя дома и чтобы эта борьба усугубляла его экономические и политические проблемы, неизбежно подталкивая «первый мир» к открытым классовым конфликтам.


Эту стратегию Че предложил всем противникам империализма, включая, конечно, и советское руководство. Хотя к тому времени никаких иллюзий относительно СССР Че уже не испытывал, он понимал, что объективно — пусть даже вопреки воле советской номенклатуры — СССР являлся противником западного империализма. Однако контрреволюционное советское руководство, как и следовало ожидать, отвергло стратегию Че как «авантюристическую». Ярлык «авантюристов» был наклеен и на всех приверженцев стратегии, предложенной Че Геварой. Нет сомнений, что в конце 60-х — начале 70-х годов советская номенклатура — как социальная группа — уже готовилась к тому, чтобы стать не только управленцами, но и собственниками, то есть к отказу от чуждой себе социалистической идеологии и к включению стран Восточного блока в мир капитализма. Даже «нефтяной кризис» 70-х, наглядно продемонстрировавший правоту точки зрения Че Гевары, никак не повлиял на поведение советской номенклатуры.


Между тем сами империалисты по достоинству оценили предложенную Че Геварой стратегию. Не случайно Збигнев Бжезинский позже цинично признавался, что во времена Рейгана именно стратегия «два, три, много Вьетнамов» была сознательно применена Вашингтоном против Советского Союза: СССР заставили втянуться — с разной степенью вовлеченности — в целую серию конфликтов по всему миру (Афганистан, Польша, Эфиопия, Ангола, Мозамбик, Камбоджа, Никарагуа) для того, чтобы советская экономика надорвалась. Стратегия Че, как и следовало ожидать, оказалась успешной.


Кроме того, элементы этой стратегии активно использовались США для дестабилизации левых режимов. Например, де-факто партизанская война, развернутая руками ультраправых в Чили при Альенде, направленная на уничтожение народнохозяйственных объектов и в первую очередь инфраструктуры (подрывы мостов, дорог, линий электропередач и электростанций, шахт и т.п.), быстро создала экстраординарные экономические проблемы, вызвала недовольство режимом Альенде у значительной части населения и успешно подготовила военный переворот 11 сентября 1973 года.


Экономическое эмбарго, направленное на лишение неугодных Вашингтону режимов притока ресурсов и товаров извне, широко использовалось и используется до сих пор Соединенными Штатами в качестве орудия дестабилизации.


Перенос боевых действий на территорию противника («экспорт контрреволюции») был успешно опробован в Афганистане (с территории Пакистана), Мозамбике (с территории ЮАР), Анголе (с территории оккупированной ЮАР Намибии), Никарагуа (с территории Гондураса).

В то же время противники империализма нигде не пытались использовать свою территорию как тыловую базу активной партизанской войны, с которой силы революции как периодически, так и методически могли бы успешно наносить удары по классовому противнику. Нигде не проводилась массовая стратегия разрушения инфраструктуры с целью дестабилизации экономики. Никто не пробовал блокировать, парализовывать или разрушать традиционные пути, по которым материальные ресурсы «третьего мира» переправляются в «первый». Никто не пытался даже дезорганизовать работу биржи путем устройства компьютерных сбоев (хотя очевидно, что это легко сделать)! И т.д., и т.п. Напротив, те слабые — вынужденно слабые, в силу ограниченности в людях и в средствах — попытки перенести войну в метрополию, которые были сделаны революционерами в странах «первого мира», были ошельмованы контрреволюционным советским руководством, на этих революционеров были наклеены ярлыки «провокаторов», «агентов ЦРУ» (или Пекина), а затем советское руководство с удовольствием приняло логику политического врага (Вашингтона), приравняв революционную вооруженную борьбу к терроризму.


Но если анализ Че Гевары был верным для конца 60-х годов XX века, то еще более верным он является сегодня. С последних десятилетий XX века — и особенно после краха СССР и Восточного блока — со всё возрастающей скоростью идет процесс закрытия или консервации добывающих отраслей в странах «первого мира» и вынос добывающей промышленности в «третий мир». Позже к нему активно добавилась тактика свертывания промышленного производства в странах «первого мира» и перевод промышленного производства в страны «третьего мира». Это значит, что метрополия все откровеннее материально зависит от периферии, а следовательно, становится все более уязвимой для стратегии мировой партизанской войны.


Если усреднить данные шести разных справочников по международной экономике, получаем, что в 2000–2002 годах зависимость капиталистической метрополии (включая Австралию, Новую Зеландию и Израиль) от периферии выглядела так:

по энергоносителям — 52% (а если брать только углеводородное сырье, то 79%);

по металлам — 81%;

по сырью для химической промышленности — 89%;

по сырью для пищевой промышленности и по сельскохозяйственной продукции — 46%;

по сырью и готовой продукции легкой промышленности — 67%.


На самом деле, однако, эта зависимость еще больше, так как официальная статистика не отражает реального положения. В качестве примера приведу макиладоры. Мексиканские макиладоры делятся на три категории в зависимости от их юридического статуса. Так вот, продукция макиладоров третьей категории (пользующихся правом экстерриториальности) не попадает в статистику Мексики, а учитывается статистикой США. Но при этом и сами предприятия расположены за пределами США, и работают на них не граждане США, а мексиканские рабочие (которых североамериканская статистика, разумеется, не учитывает). Таким образом, получаем, что официальная статистика США, учитывая продукцию американских компаний, произведенную в макиладорах, не только преувеличивает общий объем производства США, но и завышает производительность труда американских рабочих.


Существует масса частных примеров, подтверждающих несоответствие официальной статистики реальному положению дел. Скажем, у меня когда-то был компьютер, привезенный из США. По всем документам он проходил как PC «белой сборки», произведенный в Силиконовой долине. Когда компьютер сломался и был разобран, обнаружилось, что в Силиконовой долине была произведена лишь материнская плата, а все остальное — на Тайване, в Индонезии, Сингапуре, Малайзии, Таиланде, Индии и Южной Корее. Хотя, безусловно, статистика уже посчитала этот компьютер как «произведенный в США». Другой пример: одна из моих бывших учениц, живущая ныне в Мюнхене, купила мужу костюм для торжественных случаев — в магазине, торговавшем только немецкой дорогой мужской одеждой. По всем документам выходило, что костюм произведен солидной и известной немецкой фирмой. И лишь дома, проглаживая изнутри брюки, моя ученица обнаружила в шве крошечный ярлычок, из которого следовало, что костюм на самом деле сшит в городе Орша (в Белоруссии). Опять-таки, нет никаких сомнений, что этот товар учтен статистикой как произведенный в ФРГ.


Говоря иначе, капиталистическая метрополия («первый мир») превратилась в коллективного эксплуататора капиталистической периферии («третьего мира»). За счет сверхприбылей, извлекаемых западными монополиями из «третьего мира», в странах «первого мира» производится — через систему перераспределения доходов с помощью налогов — массовый подкуп населения, в том числе широких слоев трудящихся. Это значит, что метрополия приобретает все более отчетливый характер паразитического образования — подобно метрополии в Римской империи, жившей за счет эксплуатации и ограбления провинций и соседних земель.


В самом подкупе трудящихся правящими слоями и классами нет ничего нового или удивительного: этот феномен давно описан классиками марксизма на примере «рабочей аристократии». Просто сегодня грандиозность сверхприбылей позволяет распространить эту стратегию на куда более широкие слои населения.


Одновременно с этим правящие слои и классы стран капиталистической метрополии, сделав вывод из опыта большевистской и других революций, проводят сознательную политику, направленную на максимальное сокращение численности рабочего класса (и в первую очередь промышленного пролетариата) в странах «первого мира» — с тем чтобы изменить классовый состав населения, увеличить число мелких собственников и лиц, занятых в секторе обслуживания и развлечений, лиц, напрямую зависящих от интересов правящих классов и принадлежащих зачастую уже к паразитическим или полупаразитическим социальным группам. Торговцы, лакеи, проститутки и шуты вытесняют тех, кто своим трудом производит материальные блага — основу любой цивилизации.


Это значит, что традиционная ориентация левых в странах метрополии на рабочий класс обречена на поражение: во-первых, потому что подкупленный рабочий класс не может быть революционным, а во-вторых, потому что и сам этот рабочий класс численно очень быстро сокращается, что, разумеется, ведет к падению его влияния в обществе. Деградация социал-демократов и лейбористов до неолибералов вовсе не является случайной и тем более не является продуктом чьей-либо злой воли: это естественный ответ на социальные изменения, происходящие в Западной Европе.


Отсюда вытекает отсутствие перспектив революции в странах «первого мира» (паразиты и эксплуататоры не бывают революционерами) и перемещение революционных центров в страны «третьего мира». У левых в странах «первого мира» нет будущего — если, конечно, не считать «будущим» повторение позорного пути европейских социал-демократов и лейбористов, предавших свои идеалы и превратившихся в орудие крупного капитала.


В высшей степени показательно то, что современные левые стран метрополии не смогли предложить никаких стратегий борьбы, кроме реформистских: борьбы за права меньшинств, за женское равноправие, за права иммигрантов и бездомных, в защиту окружающей среды и т.п. — то есть предложили действия, направленные на частичное улучшение капитализма (что позволяет сделать капитализм привлекательным для большей части людей и, таким образом, уменьшить число борцов за социализм), а не на уничтожение его. Все это, разумеется, совершенно не опасно для власти капитала.


Точно так же не опасен для капитализма и так называемый антиглобализм — тем более в его цинично реформистском виде, проповедуемом АТТАК (отчисление процента от финансовых спекуляций предполагает заботу о процветании и расширении этих спекуляций), и в его карнавальном виде, столь нравящемся западным левым (карнавал по определению не борьба, а спектакль— еще Меттерних говорил: пока народ танцует — он не опасен).


В организационном же плане стратегия, предложенная «антиглобалистами» —массовые движения вместо «тоталитарных» строго централизованных организаций — бесперспективна, потому что, во-первых, эти движения прозрачны для классового противника и его спецслужб, а во-вторых, потому что политический противник уже нашел и опробовал на практике противоядие этой стратегии: научился сам создавать — в том числе и с помощью финансового подкупа — массовые общественные движения контрреволюционного, реакционного характера. Это показал опыт «цветных революций» в Югославии, на Украине и в Грузии (и — что менее известно — в Болгарии и Румынии).

Современные западные левые продемонстрировали свое убожество уже тем фактом, что не смогли возглавить (не говорю: организовать)ни один случай массового радикального противодействия политике неоглобализма в странах «первого мира» — начиная с уличных боев с полицией рыбаков и портовых рабочих в Испании и кончая беспорядками во французских HLM-ах.


Есть, однако, возможность спасти свою репутацию — у тех левых из стран «первого мира», кто сознательно отдаст все свои силы, всю свою жизнь революционной борьбе в странах «третьего мира». Собственно, отдельные западные левые 60–70-х годов показали такой пример еще в XX веке: те французские, испанские, итальянские товарищи, кто присоединился к герилье в странах «третьего мира»; те североамериканские левые, кто счел необходимым приехать в Венесуэлу, чтобы стать советниками правительства Уго Чавеса, а также и те, кто (как РАФ в ФРГ) открыто провозгласил себя вооруженным агентом революционных сил «третьего мира» в «первом».


Вообще говоря, навязывавшаяся всему мировому левому движению из Москвы в советский период точка зрения, согласно которой наиболее развитые капиталистические страны находятся ближе всего к социалистической революции, — точка зрения не марксистская,не диалектическая и не научная, а позитивистская. Сам Маркс был диалектиком и хорошо понимал, что общественный прогресс в классово разделенных, эксплуататорских обществах протекает не по позитивистским схемам, а проводится в жизнь теми силами, которые предварительно оказываются жертвами этого прогресса, — и прямо писал об этом в «Нищете философии».


Единственной перспективной глобальной революционной стратегией сегодня становится стратегия создания революционных очагов в странах «третьего мира», установление горизонтальных связей между этими очагами — с игнорированием «первого мира», его основных имперских культурных институтов и языков — с последующей вооруженной борьбой, организацией восстаний, созданием «освобожденных зон» и захватом власти в конкретных странах, которые затем сознательно должны стать тыловыми базами мирового революционного процесса.


Эту стратегию невозможно было осуществить в начале XX века: суперэтатистские революции, подобные большевистской, де-факто решали задачи революций буржуазных (индустриализация, решение аграрного вопроса и осуществление культурной революции), и потому страны тогдашней периферии и полупериферии (где, собственно, и происходили антибуржуазные революции) вынуждены были учитьсяу стран метрополии, обращаться к их культуре и технологиям. Более того, горизонтальные связи — по причине неразвитости коммуникаций, информационных технологий и национальной обособленности мира — между революционными силами стран периферии было очень трудно наладить (по этой причине, например, революционеры колоний Британской империи вынуждены были общаться через метрополию и на языке метрополии).


С глобализацией эти препятствия устраняются. Более того, нет никакой нужды обращаться к культуре современного Запада, так как это культура деградации: после 70-х годов XX века культура и гуманитарные науки стран метрополии, разложенные постструктурализмом и постмодернизмом, так и не явили миру никаких серьезных достижений (что, кстати, типично для паразитических обществ). В начале XX века капитализм был на подъеме, буржуазия — если смотреть не с национальных точек зрения, а с точки зрения планетарной — все еще была восходящим классом, связанным в первую очередь с реальным материальным производством. Сегодня же капитализм обозначил пределы своего качественного развития, продолжая развиваться лишь количественно, хищнически исчерпывая при этом планетарные запасы, а класс буржуазии связан в первую очередь со сферой финансов— и даже внутри этой сферы преимущественно со спекулятивным, виртуальным капиталом. У сегодняшнего капитализма неттакого опыта, который есть смысл заимствовать антикапиталистическим силам.

Победа масскульта в области искусства и литературы, победа постмодернизма и отказ от научного подхода в области гуманитарных наук, победа «мультикультурализма» и «политкорректности» в социальной жизни, победа обскурантизма, религиозного фундаментализма и неолиберализма в идеологии на современном Западе — не случайность, а закономерность, связанная с паразитическим характером метрополии. Искусство и литература, философия и гуманитарные науки современного Запада не имеют более никакой прогрессивной общественной ценности (это относится и к западным левым — достаточно сравнить откровенно масскультовские, на грани бульварщины, бестселлеры Тони Негри «Империя» и «Multitude» с его же действительно серьезными и по-настоящему пионерскими работами 60–70-х годов). Мы наконец дожили до момента, когда можно и нужно не учиться культурно у развитых капиталистических стран (учиться там нечему), а развиваться самостоятельно на основе противостояния буржуазной «культуре».


К сожалению, техническое превосходство «первого мира» невозможно игнорировать. И речь идет не только о военном превосходстве, но и — в первую очередь — о превосходстве в области контролянад политической и общественной сценой, над организациями и индивидами, контроля за социальным поведением и социальным действием. Империализм активно разрабатывает и внедряет в жизнь — с помощью спецслужб, получивших исключительные права и полномочия (для этого и была развязана «антитеррористическая» истерия) — методы и механизмы тотальной слежки и тотального контроля, а следовательно, и тотального подавления.


Это значит, что — по общим правилам — смогут выжить, закрепиться и создать революционные очаги сопротивления только те революционные силы, которые окажутся непрозрачными для империализма. Говоря иначе, революционные силы нуждаются в зонах автономии. Опыт XX века показал, что эффективными зонами автономии являются такие формы организации, которые игнорируют законы и волю классового и политического врага и на которые классовый и политический враг не может эффективно влиять в силу того, что не располагает достоверной информацией о положении в них. Это, например, подполье и партизанский отряд.


Классовый и политический враг навязывает свои правила игры через государство как машину прямого классового подавления и через «гражданское общество» — как дублирующую (формально независимую от государства) систему классового подавления. Однако еще Грамши указывал, что именно из-за наличия при капитализме этой дублирующей репрессивной системы — «гражданского общества» — революционные силы смогут победить, лишь противопоставив институтам буржуазного «гражданского общества» институты своего, антибуржуазного «контр-гражданского общества», то есть создав такую общественную сферу, которая непрозрачна для противника и на территорию которой он не допускается. Опыт XX века показал, что это — территория революционной культуры и институтов революционного «гражданского общества», в наиболее полном виде осуществленных в практике герильи (опыт Китая, Вьетнама, Кубы, Гвинеи-Бисау, Никарагуа).


Все же попытки играть на чужой территории — на территории буржуазного «гражданского общества» — потерпели неизбежное поражение, поскольку были стратегией легальной деятельности — на условиях противника, внутри этого общества (с иллюзорной целью «захвата гегемонии»)вместотого, чтобы быть стратегией разрушения, уничтожения буржуазного «гражданского общества».


Стратегически верным является не дублирование институтов буржуазного «гражданского общества» и буржуазных культурных институтов, аотказот них, замену их другими институтами — такими, создания которых требуют непосредственные задачи мировой революции. СССР после 20-х годов и страны Восточного блока совсем не случайно в культурном (и бытовом) плане были очень буржуазными: они не были революционными странами. Из этого печального опыта необходимо сделать выводы и не повторять ошибок Советского Союза и других суперэтатистских стран. Говоря иначе, уже сегодня необходимо тщательное изучение (критическое, конечно) раннего революционного культурно-общественного опыта Советской России 20-х годов, первых революционных лет Вьетнамской, Кубинской, Никарагуанской и т.п. революций.


Наконец, важным условием победы является отказ от основных языков мирового империализма — в первую очередь (и в обязательном порядке) от английского. США как мировой жандарм вполне сознательно навязывают всей планете английский как международный язык: это облегчает контроль над планетой. Далеко не случайно то, что все достижения радикальных антибуржуазных сил в последнее время (пусть локальные) были осуществлены там, где эти силы игнорировали английский язык (и старались уклониться от других языков мирового империализма, таких как французский и немецкий): это Чьяпас, где революционная пропаганда велась на языках майя, Эквадор и Боливия, где революционная пропаганда велась в первую очередь на языках кечуа и аймара, Непал и Индия, где маоистские повстанцы ведут пропаганду на местных языках (и лишь в крайнем случае — на хинди и непали). Говоря иначе, мировой империализм проворонилэти очаги сопротивления именно из-за своей имперской самоуверенности— из-за убеждения, что все важные документы обязательно будут переведены на английский.


Бойкот языков метрополии (в обязательном порядке — английского) в горизонтальных связях революционных сил периферии — с одновременным изучением языков друг друга — сделает эти силы куда менее прозрачными для империализма и, следовательно, куда более опасными для него.


Стратегия мировой революции как мировой партизанской войны, исходящей из «третьего мира» — долговременная стратегия (даже для действий локального масштаба). Опыт показывает, что подготовка любого вооруженного очага сопротивления требует длительного времени: 20–25 лет потребовалось для подготовки восстания в Чьяпасе; 20 лет — для подготовки герильи «Сендеро луминосо» в Перу; маоистская герилья в Непале и Индии развернута организациями, созданными в подполье (или ушедшими в подполье) в конце 60-х; победоносные массовые уличные выступления в Эквадоре и Боливии были организованы индейскими союзами, созданными в середине 70-х. Следовательно, эта стратегия не имеет ничего общего с пресловутым «вспышкопускательством», «устройством революции с сегодня на завтра», о которых любят говорить (и которые любят критиковать) наши и западные «академические левые». Эти «академические левые» своей критикой лишь маскируют собственную трусость, собственную неспособность к активной борьбе и собственную корыстную заинтересованность в сохранении статус-кво: они более или менее благополучно устроены внутри буржуазного общества и боятся в результате каких-либо «резких движений» потерять то, что имеют. Любимое занятие «академических левых» (в свободное от службы в буржуазных академических институтах и написания академических статей для буржуазных академических журналов время) — это проведение «научных конференций». Однако мировой истории не известен ни один случай, чтобы научные конференции породили социальную революцию!


Можно заранее предсказать, что раз революционные центры переместились на капиталистическую периферию, то страны «новой периферии» (бывшие страны Восточного блока), как относящиеся или претендующие на статус стран полупериферии, последними присоединятся к революционной борьбе. Одни из них — те, кому действительно удастся стать странами полупериферии (пока это явно удалось лишь Словении) — в силу самого статуса полупериферийности. Остальные — потому, что для успешного развития революционного движения в этих странах должны быть выполнены два условия, требующие немалого времени:


1) должна произойти смена поколений — с исторической арены должны уйти заведомо бесперспективное для революции «советское» поколение, а затем и отравленное разнузданной антикоммунистической пропагандой, впитанной в подростковом возрасте, поколение тех, кто восторженно принял приход капитализма;


2) должны вновь сложиться уничтоженные при власти контрреволюционной сталинской бюрократии традиции самостоятельного радикального левого оппозиционного движения.


Необходимо, наконец, понимание того, что территории, освобожденные от капитализма революционными силами — это касается и целых стран — не могут быть ничем другим, кроме тыловых баз мировой революции. Опыт СССР показал, что всякий иной подход, иная стратегия самоубийственны. Объективно сегодня нет условий для совершения социалистической революции: нигде в мире производительные силы не развились настолько, чтобы выйти за пределы экономической формации и индустриального способа производства. (Все сказки о «постиндустриальном» обществе — бред, основанный на паразитическом характере, который принял сегодня «первый мир». Если следовать этой логике, то богатые кварталы капиталистических городов всегда были «постиндустриальным обществом».) Следовательно, необходимо развести понятия революции антибуржуазной и революции социалистической — чтобы не обманываться самим и не обманывать других. Грядущие антибуржуазные революции будут вынужденно суперэтатистскими, и общества, порожденные этими революциями, будут обществами крайне несовершенными, суперэтатистскими, все оправдание существования которых будет в том, что они станут зонами социально-экономических и культурных антикапиталистических экспериментов (в ходе которых путем отбора будут формироваться новые — постбуржуазные — культура, психология и общественные отношения) и послужат плацдармом для революций в других странах, революций, цепь которых в конце концов покончит с мировым капитализмом.


В этом смысле негативный опыт суперэтатистских стран (СССР и других) бесценен, так как позволяет заранее составить представление об опасностях,объективно угрожающих победившим антибуржуазным революциям.


Социалистическая революция, которая может быть только мировой и которая не будет развиваться по тем же законам, по каким развиваются буржуазные и суперэтатистские революции, — дело отдаленного будущего. Однако антибуржуазные революции смогут увидеть — и принять в них участие — наши современники. Наконец, надо иметь в виду, что будущее открыто — и если эту стратегию в глобализующемся мире не смогут по каким-то причинам реализовать левые, ее может осуществить какой-либо другой противник «первого мира», например, исламские радикалы, которые сегодня выступают в качестве силы, регионально противостоящей западному империализму, но которые в условиях бездействия левых могут стать силой глобальной (и именно эта антиимпериалистическая потенция делает сегодня исламский радикализм столь привлекательным в мире — неслучайно в одной только ФРГ ежегодно 10 тысяч немцев переходят в ислам).


источник
Развернуть

песочница политоты ликбез социализм много букв статья ...политика 

Александр Тарасов


Суперэтатизм и социализм
К постановке проблемы


Для левых всего мира актуальными сейчас являются два вопроса: осознание причин поражения советского эксперимента и обновление социалистической теории. Для того, чтобы решить эти вопросы, необходимо сначала строго на научной основе разобраться в том, чем являлся в действительности так называемый реальный социализм, и составить представление о подлинно социалистическом (коммунистическом) обществе, о социалистическом (коммунистическом) способе производства.


Первая проблема важна не только потому, что левые должны извлекать уроки из собственных ошибок и не могут двигаться вперед, не разобравшись в собственном прошлом, но и потому, что на постсоветском пространстве существуют довольно влиятельные силы, активно действующие на политической арене и ориентированные на восстановление в общих чертах именно «реального социализма». Без решения обеих проблем невозможно обновление социалистической теории, а обновление это чрезвычайно необходимо, так как старая социалистическая теория серьезно дискредитирована в сознании мыслящей части левых, в то время как реальная действительность толкает значительную часть людей, считающих себя левыми, на путь активной борьбы с капитализмом, а организованные силы, ведущие эту борьбу, в большинстве своем пребывают в объятиях догм старых социалистических учений. Понятно, что это может, в лучшем случае, привести лишь к повторению истории.


Сначала о «реальном социализме». Существуют, как известно, две основные точки зрения на природу советского строя: что это действительно был социализм (искаженный либо даже неискаженный) и что существовавший в СССР и других странах «восточного блока» строй не был социализмом. Сторонники последней точки зрения в основном считают этот строй государственным капитализмом. Все остальные точки зрения (например, что «реальный социализм» являлся соединением капиталистического базиса с феодальной (или социалистической) надстройкой, или, как у Молотова, что он являлся «переходным периодом от капитализма к социализму»), строго говоря, научно не аргументированы и не выдерживают критики.


Оставаясь в рамках марксистской МЕТОДОЛОГИИ, представляется несложным доказать, что советское общество не было социалистическим (коммунистическим). При этом я, естественно, игнорирую сталинистское разделение коммунизма на две ступени – социализм и коммунизм, – как изобретенное специально для объяснения того, почему строй СССР не соответствовал представлениям основоположников научного коммунизма о социализме. Конъюнктурность и заданность этого «изобретения» сталинской науки очевидны. Следовательно, надо вернуться к марксовому пониманию, а именно, что социализм и коммунизм суть синонимы.


Итак, мы знаем основные характеристики социалистического (коммунистического) общества: это бесклассовый безгосударственный нетоварный строй прямой демократии (демократии участия), преодолевший эксплуатацию и отчуждение, основанный на общественной собственности на средства производства и порожденный социалистическим (коммунистическим) способом производства.


Очевидно, что «реальный социализм» этим ОСНОВНЫМ характеристикам социализма не соответствовал. При «реальном социализме» мы имели

а) государство (которое даже расширило свои полномочия по сравнению с капитализмом – вместо того, чтобы «отмереть»);

б) товарно-денежные отношения, которые неизбежно, по Энгельсу, должны были порождать капитализм;

в) институты буржуазной представительной демократии (к тому же суженной, по сути, до олигархии);

г) эксплуатацию и отчуждение, по интенсивности и тотальности не уступавшие эксплуатации и отчуждению в капиталистических странах;

д) государственную (а не общественную) собственность на средства производства;

е) общественные классы;

и наконец

ё) тот же, что и при капитализме, способ производства – крупнотоварное машинное производство или, иначе говоря, индустриальный способ производства.

В то же время можно доказать, что «реальный социализм» не был и капитализмом: отсутствовал рыночный механизм (даже со времен «либермановской» реформы возникли лишь некоторые элементы рыночной экономики, но не собственно рынок, в частности, полностью отсутствовал рынок капиталов, без которого рыночный механизм в принципе неработоспособен); государство не выступало как частный собственник и совокупный капиталист (как это должно быть при госкапитализме), то есть в качестве одного (пусть главного) из субъектов экономики, а поглотило экономику и пыталось поглотить общество, то есть государство, скорее, выступало как совокупный феодал по отношению к своим гражданам, не имея в то же время возможности выступать в таком же качестве по отношению к иным средствам производства (ввиду отсутствия частной собственности и других «феодалов»); полностью отсутствовала конкуренция и т.д.

Я полагаю, что в СССР (и других странах «реального социализма») мы имели дело с особым общественно-экономическим строем – СУПЕРЭТАТИЗМОМ, строем, парным капитализму в рамках одного способа производства – индустриального способа производства.

В марксистской традиции строй именуется по наиболее прогрессивному собственнику («рабовладельческий строй», а не «рабский» – от рабовладельца; «феодализм» – от феодала, а не от крепостного крестьянина; «капитализм» – от капиталиста, а не от рабочего). В этом смысле правильнее было бы именовать суперэтатизм просто ЭТАТИЗМОМ, но этот термин пока, к сожалению, в общественных науках, как принято говорить в таких случаях, переоккупирован.


В чем причина возникновения такой сложной конструкции, не встречавшейся ранее в марксизме, как два парных друг другу строя в рамках одного способа производства? Очевидно, в разнице собственников, видов собственности. Таким образом, получаем, что общественно-экономический строй формируется двумя основными признаками: СПОСОБОМ ПРОИЗВОДСТВА и СОБСТВЕННОСТЬЮ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА. Достаточно изменения одного из этих признаков – и изменится строй. В самом деле, переход от рабовладения к феодализму и от феодализма к капитализму сопровождался изменением способа производства, но не изменением формы собственности: во всех трех случаях мы имеем дело с ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА.


Более того, в истории человечества уже был случай, когда в рамках одного способа производства существовали два парных общественно-экономических строя: это период античности, когда существовало классическое рабовладение (на Западе) и то, что Маркс называл «азиатским способом производства» (на Востоке). В советский период дважды в общественных науках (в 20-е – 30-е гг. и в 60-е гг.) возникали бурные дискуссии об «азиатском способе производства», которые закачивались ничем (поскольку были погашены указаниями сверху). Сам Маркс, как известно, решил к концу жизни пересмотреть свои взгляды на «азиатский способ производства», заподозрив, что никакого отдельного «азиатского» способа производства не было. Смерть не дала завершить ему эту работу. Между тем, Маркс был прав в своем подозрении. Сегодня мы обладаем достаточным количеством эмпирических данных для того, чтобы определять и «азиатский» и «античный» способы производства как один способ производства: крупнотоварное немашинное (домашинное) производство. Разница между Западом и Востоком заключалась лишь в форме собственности: классическое рабовладение на Западе предполагало частную собственность на средства производства, в то время как на Востоке существовала государственная собственность на средства производства (иногда она выступала в завуалированной форме: в форме «сакральной» собственности, когда средства производства формально принадлежали даже не государству, а богу или богам, или в форме «царской» собственности на средства производства – при этом царь (верховый жрец) не был частным собственником, а лишь менеджером, распорядителем «царской» («сакральной») собственности). Говоря иначе, то, что Маркс определял как «азиатский способ производства», надо бы называть ЭТАТИЗМОМ (ЭТАТИЗМОМ-I, в отличие от этатизма-II, суперэтатизма).


Ограниченный размерами статьи и ее жанром («к постановке проблемы»), я не стану развивать далее эту тему, тем более, что она заслуживает отдельной серьезной и аргументированной статьи, если не монографии. Скажу лишь, что парность строев при одном способе производства проявляется, как мы видим, при переходе от первобытного коммунизма к классовым обществам, к частной собственности – и наоборот, при переходе от частной собственности к социализму, что говорит, видимо, либо о сложности такого процесса, либо о неоднородности его в различных цивилизациях. Возможно, это связано с наличием или отсутствием в данном обществе такого института, как община.


Итак, при суперэтатизме собственником становится государство, а все граждане превращаются в наемных работников на службе государства. Государство, таким образом, превращается в эксплуататора, присваивает себе прибавочный продукт. При суперэтатизме ликвидируются антагонистические классы, а классовые различия вытесняются в сферу надстройки. Общество оказывается состоящим их трех основных классов: класса рабочих, класса крестьян и класса наемных работников умственного труда, который при ближайшем рассмотрении оказывается состоящим из двух крупных подклассов: управленческого аппарата, чиновничества, во-первых, и интеллигенции, во-вторых. Складывается своеобразная СОЦИАЛЬНАЯ ОДНОРОДНОСТЬ общества, в определенной степени – ОДНОМЕРНОСТЬ (если воспользоваться, переосмысляя его, термином Маркузе). Границы между классами размываются, облегчается переход из одного класса в другой, что является достоинством по сравнению с капиталистическим обществом.

Другим достоинством суперэтатизма по сравнению с капитализмом является ликвидация конкуренции – с присущей ей огромной тратой ресурсов и средств на конкурентную борьбу, на рекламу (как известно, на Западе расходы на конкурентную борьбу и рекламу иногда достигают 3/4 всех доходов компании).


Важным достоинством оказывается возможность преодолеть стихию рынка при помощи планирования, что позволяет – в идеале – рационально и экономно подходить к затрате ресурсов, а также прогнозировать и направлять научно-технический прогресс.

Наконец, важным достоинством суперэтатизма является возможность концентрировать в одних руках (государства) огромные материальные, людские и финансовые ресурсы, что обеспечивает высокую выживаемость системы в экстремальных условиях (как это было с СССР во II Мировую войну).


Социальные институты суперэтатизма, на которые любят указывать в качестве «важнейших достижений» сторонники «реального социализма» – бесплатное образование, здравоохранение, системы детского дошкольного и внешкольного образования и воспитания, рекреационные системы, дешевые жилье и общественный транспорт – собственно, не являются «достоинствами» суперэтатизма. Они порождены специфическими отношениями между государством и наемными работниками, напоминающими отношения между феодалом и его крестьянами: поскольку рынок рабочей силы был ограничен наличным количеством граждан и внешнего рынка рабочей силы не было, то, естественно, государство – работодатель и собственник средств производства – вынуждено было взять на себя заботу о здоровье, образовании и условиях жизни своих работников, так как это непосредственно сказывалось на производстве и, в первую очередь, на производстве прибавочного продукта, на доходах государства. Высокий уровень прибавочной стоимости достигался при суперэтатизме за счет чрезвычайно низкой заработной платы, но, в то же время, часть получаемых государством сверхприбылей перераспределялась затем через государственные структуры в пользу наемных работников в форме социальных программ, а также путем искусственного занижения цен на внутреннем рынке на продукты и товары первой необходимости, жилье и общественный транспорт. Государство таким образом, во-первых, понуждало граждан направлять часть своих доходов в выгодном для государства как собственника средств производства и работодателя направлении (например, на образование и санитарно-гигиенические цели), а во-вторых, могло контролировать получение необходимого минимума услуг и прав (образование, например) всеми гражданами без дискриминации, с одной стороны, и без самодискриминации (сознательного уклонения) – с другой.


Таким образом, при суперэтатизме наемный работник получал не обязательно хорошего качества, но гарантированно и даже в обязательном порядке то, что при капитализме он должен был покупать на рынке товаров и услуг как раз за ту часть зарплаты, которая (приблизительно, конечно) ему при суперэтатизме не оплачивалась.


Говоря иначе, и капитализм, и суперэтатизм не имели в этой сфере явных преимуществ, а лишь по-разному расставляли приоритеты: ДОСТУПНОСТЬ и ГАРАНТИРОВАННОСТЬ при суперэтатизме (с потерей качества и разнообразия) – и КАЧЕСТВО и РАЗНООБРАЗИЕ при капитализме (с потерей доступности и гарантированности). Нетрудно заметить, что вся разница объясняется прагматической причиной: наличием при капитализме внешнего для собственника средств производства по сути неограниченного рынка рабочей силы – и отсутствием такого рынка для собственника средств производства при суперэтатизме.


Что касается недостатков суперэтатизма по отношению к капитализму, я на этом специально останавливаться не буду, поскольку в последние 10 лет наши и зарубежные СМИ только об этом и говорили и писали.


Во всех известных нам странах суперэтатизм решал и решил те же вопросы общественного и экономического развития, что и капитализм, а именно:

а) ликвидация институтов феодализма и

б) индустриализация.


В этом смысле суперэтатистские революции были равнозначны революциям буржуазным – с той лишь разницей, что если в буржуазных революциях буржуазия оставалась гегемоном, используя часто пролетариат и крестьянство как массовую движущую силу революции, то в суперэтатистских революциях пролетариат (и/или крестьянство – в Китае, во Вьетнаме, на Кубе и т.д.) превращался из массовой движущей силы в гегемона, уничтожив, наряду с классом феодалов, и буржуазию.


Особенностью суперэтатизма явилось то, что он как строй не имел собственной идеологии и был вынужден пользоваться чужой – и даже чуждой себе – идеологией марксизма. Это естественно. Класс буржуазии сформировал в основном свою идеологию еще при феодализме – и осуществлял буржуазные революции уже под флагом этой идеологии. Государство – не класс, государство – всего лишь машина, существующая во всех классовых обществах, некому и незачем было создавать обожествляющую машину идеологию.


Кстати, отсутствие собственной, адекватной идеологии – одна из причин краха суперэтатизма в СССР и других странах советского блока.

За десятилетия сталинского режима, конечно, была проведена грандиозная работа по извращению марксизма и приспособлению его к нуждам суперэтатистского строя. В целом эту работу, как показала историческая практика, можно считать неудачной. Однако определенные плоды эта работа, конечно, дала – и мы можем сейчас наблюдать последствия этих усилий в идеологии «обожествления государства», которую проповедует, например, Г. Зюганов. Интересно, что и при позднем капитализме, при государственно-монополистическом капитализме, возникли идеологи и даже идеологические школы, которые, если внимательно присмотреться, разрабатывают именно идеологию суперэтатизма – в чистом виде, уже без марксистской окраски. В качестве яркого примера можно привести Берреса Ф. Скинера и близких к нему представителей необихевиоризма.


Это связано, видимо, с чрезвычайным усилением в эпоху позднего капитализма бюрократии. Бюрократия – единственный социальный слой, который получил выгоду от суперэтатизма. Государство персонифицируется в государственных служащих, то есть в чиновничестве, в бюрократии. По отношению к государству при суперэтатизме чиновник, бюрократ выступает, как и все остальные, в качестве наемного работника. Однако по отношению к другим наемным работникам он выступает в качестве менеджера, управленца, агента власти, зачастую – работонанимателя (то есть отчасти работодателя). Не будучи классом, а лишь бездушной машиной, государство при суперэтатизме не имеет каких-то классовых интересов. Бюрократия же, как справедливо писал Маркс, воспринимает государство как свою коллективную собственность. Это значит, что бюрократия паразитирует на государстве, постоянно пытаясь перераспределить часть государственных доходов в свою пользу – и нанося этим ущерб и обществу в целом, и самому государству.


Инстинктивно всякое государство с этим борется. Помимо государства с аппетитами бюрократии борются обычно и правящие классы, которые тоже рассматривают государство как СВОЮ коллективную собственность. При суперэтатизме, где правящих классов нет, государство либо должно бороться с частными аппетитами чиновничества очень жестко (при Сталине, например, как мы помним, управленческий аппарат подвергался систематическим репрессиям), либо смириться с угрозой тотального растаскивания государственных доходов чиновничеством, а в перспективе – и с перераспределением государственной собственности в пользу чиновничества. Что и произошло в конце концов в СССР и в других странах советского блока. Государственная машина способна противостоять частным интересам чиновников, лишь используя для этого других чиновников. Если же бюрократы от осознания своих ЧАСТНЫХ интересов разовьются до осознания своих СОСЛОВНЫХ интересов, то есть если бюрократия станет СОСЛОВИЕМ ДЛЯ СЕБЯ, – суперэтатистское государство окажется бессильным перед угрозами утраты собственности и превращения бюрократов (менеджеров) в собственников (капиталистов, бюрократ-буржуазию). Что мы и наблюдали недавно.


Теперь о подлинном социализме (коммунизме). Пролетарские революционеры не смогли создать социалистическое общество по двум основным причинам. Во-первых (и в главных), к моменту совершения пролетарских революций, вопреки марксистским принципам, и в ближайшей перспективе не было видно признаков нового способа производства, не говоря уже о том, чтобы он в общих чертах сформировался в недрах старого. Во-вторых, был ошибочно определен основой революционный субъект – пролетариат.

Вторую ошибку допустил уже сам Маркс. Марксистская методология предполагает, что революционный субъект должен появиться, как сейчас бы сказали, вне Системы. Не рабы уничтожили рабство и не крестьяне – феодализм. Точно так же не пролетариат должен был стать могильщиком буржуазии. Однако рассуждения Маркса нетрудно реконструировать. Не обнаружив вокруг себя класса, который, подобно буржуазии в феодальном обществе, существовал бы вне основного экономического уклада и представлял бы новый способ производства, Маркс обратил свой взор на наименее заинтересованный в капитализме класс – пролетариат. Маркс предполагал, что рабочие, не заинтересованные в своем статусе НАЕМНОГО РАБОТНИКА, взяв власть, приложат усилия к тому, чтобы изменить условия своего труда и сам способ производства. Мы знаем, что Маркс как практический политик был гораздо слабее Маркса-философа, кроме того, Маркс как человек был достаточно нетерпелив (вспомним, как он спорил с Энгельсом, когда именно – при его жизни – произойдет социалистическая революция). С одной стороны, Маркс еще в 1857-1859 гг. осознал, что именно ЗНАНИЕ должно стать непосредственной производительной силой будущего общества, с другой – НТР, которая показала, что это теоретическое положение Маркса верно, началась лишь во второй половине 40-х гг. XX в. Методологически получалось, что ведущим субъектом социалистической революции должен стать ученый (или, шире, интеллигент), на практике Маркс при жизни не видел и малейших признаков этого.


Это заложило некоторые явные противоречия в построения Маркса. С одной стороны, индустриальный способ производства неизбежно товарен, с другой – социалистический способ производства, как справедливо утверждал Маркс, – нетоварен. Материальный продукт НЕИЗБЕЖНО превращается в товар в ходе обмена. И лишь ЗНАНИЕ не является, строго говоря, товаром. Товар при обмене (продаже) отчуждается от одного владельца и переходит к другому. Знание при обмене (продаже), став «собственностью» покупателя, не отчуждается и от продавца. Поэтому знание в капиталистическом обществе никогда не оплачивается по своей полной стоимости. Это отражается и на оплате труда тех, кто создает и передает знание – ученых и преподавателей.


Более того, способ производства, основанный на знании, оказывается таким способом производства, при котором возможно ПРЕОДОЛЕТЬ ОТЧУЖДЕНИЕ. Знание неотчуждаемо от его создателя и носителя. Он контролирует весь процесс «производства» знания.

Знание, наконец, находится уже сейчас по сути в ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ человечества. Несмотря на все попытки превратить знание в товар, закрепить в частном владении интеллектуальную собственность, 99,95% суммарного знания человечества общедоступно. Даже в ядерной физике засекречено лишь 0,35% информации и, очевидно, еще меньше подлинного знания. Объективные общественные потребности диктуют необходимость поддерживать режим доступности и открытости знания.


Производство и владение знанием бессмысленны, если «собственник» знания не делится им с обществом. Ученый (работающий в сфере научного знания) и художник (работающий в сфере художественного знания) предназначают плоды своей деятельности именно для окружающих.


Знание, наконец, удовлетворяет тому требованию, которое Маркс предъявлял к общественной собственности – чтобы она одновременно была и индивидуальной. Без этого, по Марксу, невозможно преодоление отчуждения, не произойдет диалектического снятия частной собственности. Общественная собственность, не бывшая в то же время индивидуальной, известна по первобытному коммунизму – и провоцирует присваивающую экономику.


Однако до начала 80-х гг. XX в., до эры персональных компьютеров и мировых компьютерных сетей, было неясно, на каких именно материальных носителях может осуществляться способ производства, основанный на знании. PC и оказался таким орудием труда и средством производства, который может быть одновременно в индивидуальной и общественной собственности (как это показывают мировые компьютерные сети). Ученый, писатель, архитектор, музыкант, модельер, работающий на своем PC, зависит от мировых сетей и баз данных и нуждается в них. С другой стороны, эти сети и базы данных лишены смысла, если у их не будет пользователей.


Наконец, тотальная компьютеризация и информатизация делают возможной прямую демократию. Когда-то Вольтер говорил, что прямая демократия хороша для маленьких стран, но неосуществима в больших (например, во Франции) – из-за расстояний и затрат времени. Современные коммуникации позволяют действовать одномоментно независимо от расстояний. Поголовная компьютеризация дает возможность всем членам общества участвовать в выработке и приятии решений и в контроле над их воплощением в жизнь.


Знание, став основной производительной силой, неизбежно уничтожит индустриальный способ производства. Автоматизация, роботизация и компьютеризация делают ненужной фабрику в том виде, в каком мы ее знаем – они по природе своей стремятся к «малым формам», к децентрализации. Экономическая децентрализация должна повлечь за собой и политическую (вспомним, что Маркс видел социализм как ассоциацию (федерацию) самоуправляющихся коммун). Наконец, автоматизация и компьютеризация вытесняют человеческий промышленный труд (даже высококвалифицированный) и понуждают работников переходить к высокоинтеллектуальному творческому труду. В высокоинтеллектуальном творческом труде преодолевается отчуждение (как господство овеществленного в машинах знания над живым знанием).

Маркс полагал, что социалистическая революция будет мировой. Для этого должен был сформироваться единый мировой экономический механизм, мировой капиталистический рынок. Маркс, как сейчас очевидно, опять торопился и понимал этот мировой рынок несколько упрощенно (как позднее и Ленин). Только сейчас складывается настоящий МИРОВОЙ РЫНОК – то есть рынок, обладающий всеми классическими чертами национального, но распространенный на всю планету. Финансовый мировой рынок уже сформирован, почти полностью (или даже полностью) сформирован мировой рынок сырья, у нас на глазах формируется мировой рынок товаров и услуг и начинает формироваться мировой рынок рабочей силы. Как только этот процесс завершится, можно будет говорить, что период экстенсивного развития капитализма исчерпал себя.


Мировая экономическая интеграция будет неизбежно подталкивать мировую политическую интеграцию (в том числе и в имперской форме). В то же время, исчерпав экстенсивный путь развития, капитализм вынужден будет сосредоточиться на интенсивном. Это повлечет за собой формирование интеллигенции как массового общественного класса – класса работников умственного труда, который капитализм постоянно будет пытаться превратить в класс НАЕМНЫХ работников умственного труда.


Вот эта НОВАЯ интеллигенция, этот новый класс, прямо связанный с новым – социалистическим – способом производства, основанном на знании, и должен стать гегемоном мировой социалистической революции. Для этого, естественно, необходимо, чтобы он стал «классом для себя», осознал свои классовые интересы (ликвидация частной собственности и капитализма и освобождение от положения наемного работника). То есть необходима революционная пропаганда и разъяснительная работа среди интеллигенции. Очевидно, впрочем, что при капитализме интеллигенция (работники умственного труда) как массовая категория населения, как КЛАСС может существовать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в форме НАЕМНЫХ работников умственного труда, что не только не совпадает с ее интересами, запросами и возможностями, но всегда было УНИЗИТЕЛЬНО для творческих личностей. Достаточно очевидно также и то, что союзниками интеллигенции в будущей революции могут стать все наемные работники (в том числе и промышленный пролетариат), поскольку ликвидация статуса наемного работника соответствует и их классовым и социальным интересам – а перспектива превратиться в свободных творцов и тружеников привлекательна и для них.


Сам по себе поздний капитализм в социализм не перейдет. Он уже сейчас активно сопротивляется прорастанию внутри собственного экономического механизма нового способа производства, тормозит научно-технический прогресс. Из-за конкурентной борьбы и установки на «получение прибыли любой ценой» начинает выдыхаться «компьютерная революция», попытки введения частной собственности на знание и информацию (так называемая интеллектуальная собственность) ведут к разбазариванию ресурсов планеты в ущерб человечеству во имя прибылей частных лиц и корпораций (уже сейчас западные химические концерны, например, скупили и «закрыли» свыше 200 патентов на производство нервущихся нейлоновых чулок; компания «Белл» купила еще до I Мировой войны патент на производство неперегорающей лампочки накаливания и тратит огромные деньги на продление этого патента и т.д.).


Наконец, капитализм пытается подменить категорию ЗНАНИЕ категорией ИНФОРМАЦИЯ. Это не одно и то же. Ученые, художники и общество в целом владеют именно ЗНАНИЕМ, в то время как ИНФОРМАЦИЕЙ может владеть и частный собственник как товаром (бюрократ, например, традиционно владеет как товаром именно информацией). Ложное знание, как известно – вовсе не знание. А ложная информация может быть не менее ценной, чем истинная. И т.д.


Очевидно, однако, что «информационное общество» – это шаг к обществу, основанному на знании. Природа информации и природа знания, механизмы их общественного обращения близки друг другу, информация, наконец, как и знание, является «неполноценным товаром», ибо может не отчуждаться полностью при обмене (продаже).


Наконец, я думаю, серьезными проблемами для революционных сил являются:

1) формирование наряду с мировым рынком и единой мировой экономикой мировой имперской системы;

2) финансово-имущественный подкуп широких слоев населения развитых западных стран – за счет неэквивалентного обмена с «третьим миром» – и, следовательно, социальная стабилизация позднего капитализма в развитых западных странах в форме «мещанского рая» и

3) использование капитализмом достижений НТР (как в военной сфере, так и в сфере массовой информации, пропаганды и контроля над сознанием) против революционных сил.


Мне представляется, что эти проблемы, которые придется решать в XXI веке сторонникам социалистической идеи, в конечном счете взаимосвязаны, ибо уже сейчас все три фактора действуют в комплексе. Если левые силы не смогут пресечь стихийно формирующийся сегодня сценарий мирового развития (создание мировой империи из развитых капиталистических стран, живущей за счет остального мира – то есть страдающего от нищеты, голода, войн, болезней и отравленной природы «третьего мира» – и населенной сытым мещанским стадом, «средним классом» с редуцированными культурными и духовыми запросами и готовым силой оружия оберегать свой высокий жизненный уровень и комфорт от «дикарей» «третьего мира») – земную цивилизацию ожидает катастрофа. Неизбежное истощение планетарных ресурсов побудит эту мировую империю в целях самовыживания перейти к таким совершенным и всепроникающим методам контроля и унификации мышления своих подданных, по сравнению с которыми орвелианские и замятинские антиутопии покажутся милыми детскими «страшилками».


источник
Развернуть

выборы ликбез много букв Политика с Гипножабой ...политика 

Спойлеры или почему ты должен проголосовать не за того, кого хочешь

Здравствуйте мои юные любители политики. Мой прошлый пост неплохо зашел, отголоски того срача мне до сих пор приходят на почту. И потому я решил продолжить просветительские тексты на тему "Подними свою ленивую жопу и иди голосовать!!!". Я надеюсь ты не ебанат и поклонник Эскобара и тебе все таки заебали законы принимаемые ЕР, и ты решил все таки пойти на выборы в Государственную думу 18 сентября 2016 года. Сегодняшний текст посвящен таким сложным вещам как спойлеры и не проходные партии. Про это тебе никто по телевизору не расскажет, это надо просто понимать.

Кто такие спойлеры? Это партии или кандидаты задача который быть похожими на известных, оттягивая тем самым у них голоса. Чистым, прям таки из палаты мер и весов, спойлером является партия Коммунисты России. По закону в Государственную думу проходят те партии которые набрали 5%. Если партия получила 3% она получает федеральное финансирование и может существовать за счет бюджета 5 лет до следующих выборов. Так вот партии Коммунисты России не светит даже 3%, это понятно всем. Так зачем она нужна? А все очень просто, ее задача за счет названия и прочих действий быть похожими на КПРФ оттягивать у них голоса. Получив например 1,5% она тем самым не даст КПРФ эти самые 1,5% уменьшив количество депутатов у них. По закону проценты партий которые не прошли 5% барьер перераспределяются между теми кто их прошел, от большего к меньшему.

В общем получается что голосуя за партию Коммунисты России, по факту ты голосуешь за ЕР. Вот такое у нас охуенное законодательство. Тоже самое я могу сказать и про все остальные партии. Если они не прошли 5% барьер эти голоса получает ЕР как набравшая больше всех. Значит голосуя за заведомо непроходные партии ты голосуешь за ЕР. Непроходной партией является Парнас, ей так же не светит даже 3%, значит как бы она тебе не нравилась, голосовать за нее нельзя. Голосуя за Парнас ты голосуешь за ЕР. Лучше свой голос отдать тем у кого больше шансов пройти в Госдуму. Наиболее близкие к Парнасу является Яблоко. Значит если ты хочешь голосовать за Парнас ты должен голосовать за Яблоко, как за партию которая имеет больше шансов пройти 5% барьер

Теперь по одномандатным округам. Там все еще проще, тот кто набирает больший процент становиться депутатом. Так вот тут спойлеры работают еще лучше. Я не буду говорить про похожие фамилии, это и так все понимают. Я буду говорить про прохожие взгляды. Предположим что у вас жутко оппозиционный округ и в нем 40% не будут голосовать за кандидата из ЕР. Как сделать так чтобы при таком казалось бы провальном округе ЕР выиграл? А все очень просто нужно туда записать десяток "оппозиционеров-либералов" и пусть они оттягивают друг у друга голоса. Если там выдвигается серьезный оппозиционер с именем, нужно выдвинуть еще одного "оппозиционера с именем" пусть он оттягивает голоса у настоящего оппозиционера. Вот так и получиться что в этом округе ЕР соберет свои 25%, настоящий оппозиционер 20%, его спойлер 7% и недооппозиционеры остальные 13% на всю толпу в 10 человек. Вот так в изначально оппозиционном округе выбрали депутата от ЕР. Какой из этого вывод? А такой что голосовать нужно за того у кого больше шансов, а не того кто тебе больше нравиться.

Вывод из всего этого у меня только один. Если ты действительно хочешь прокатить ЕР то изучи кандидатов в своем округе и проголосуй за того кто имеет больше шансов. Ну а в партийном списке ставь галку только за те партии которые имеют возможность преодолеть 5% барьер. Как бы ты не хотел 3% например для Парнаса, но следующие выборы через 5 лет и закон о зональном зондировании за это время спокойно могут принять, вот так и получиться что ты с этим зондом в жопе будешь голосовать за Парнас через 5 лет. Оно тебе надо или может лучше сейчас за Яблоко проголосовать? чтобы они прошли 5% и стали депутатами чтобы голосовать против этого закона в следующей Государственной думе
политика,выборы,ликбез,много букв,Политика с Гипножабой
Развернуть

Я Ватник песочница политоты ватное эро азбука СССР ликбез ...политика 

Каких только азбук и букварей, оказывается, не бывает.
Помимо традиционных, которые мы с детства видели в школе, существуют и так сказать, нетрадиционные.
Это "Советская эротическая азбука", созданная в 1931 году будущим народным художником СССР Сергеем Дмитриевичем Меркуровым. Кстати, на тему "В СССР секса не было".
Самым интересным в биографии автора этой азбуки является то, что он был скульптором-монументалистом, автором многочисленных монументов Иосифу Сталину (в том числе трех крупнейших на территории СССР) и Ленину, а также надгробных памятников у Кремлевской стены — Ф.Э. Дзержинскому, А.А. Жданову, М.И. Калинину, Я.М. Свердлову, М.В. Фрунзе.
С фантазией у Сергея Дмитриевича, конечно, все в порядке, судя по рисункам букв. Нужно отдать должное!!! Интересно, для кого она предназначалась? Видимо для ликвидации безграмотности у взрослого населения...


Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

. , .V ■ . Шл,Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез

" R.... с ъ- if- -,.,Я Ватник,# я ватник, ,политика,песочница политоты,ватное эро,азбука,СССР,ликбез



Развернуть

бендеровцы сделал сам еда демотиватор юмор песочница ликбез ...политота 

расставим все точки над "і"... =)
НАСТОЯЩИМ БЕНДЕРОВЕЦ это тот, кто готовит бендерики,бендеровцы,политота,Приколы про политику и политиков,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,приколы про еду,демотиватор,юмор,юмор в картинках,песочница,ликбез
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме ликбез (+29 картинок, рейтинг 169.6 - ликбез)